/Культура/

«В своей стране я словно иностранец…»

Как мы обустраиваем Россию. Язык сограждан стал мне как чужой, в своей стране я словно иностранец… С. Есенин

В последнее время всё чаще раздаются трезвые голоса о том, что наше нынешнее государственное положение и народное состояние зависит в первую очередь не от социальных и не от экономических аспектов, а от мировоззренческих и духовных. Экономическое и социальное – это уже производное от того, какой образ мира мы исповедуем, какие ценности принимаем. Без осмысления же нашего нынешнего бытия, без ответа на вопрос о том, что в действительности происходит у нас в стране и с нами, невозможно никакое развитие. Страна, и народы в неё входящие, обречены в таком случае на стагнацию и деградацию. Ответы же на эти вопросы находятся в нашей духовной и культурной традиции. Но её-то более всего и боится позитивистское, утилитарное сознание. Она-то и изгоняется в первую очередь.

В газете «Литературная Россия» опубликована статья «Иначе не выжить» Светланы Замлеловой  (№ 8, 2019), проникнутая истинной тревогой о том, что уже не только в бывших союзных республиках притесняется русский язык, «но теперь на русский язык гонения начались и в самой России». И «дело тут не в ошибочных суждениях, а в продуманных и далеко идущих планах». То есть, происходит это не само по себе, не является неким досадным упущением, но – продуманным, строго и последовательно осуществляемым замыслом.

Речь, как понятно, идёт не только собственно о русском языке, но о нашем государственном устройстве. О том, на каких основах и принципах должна и может существовать и крепиться многонациональная страна. Тем более, что приводимые автором примеры, пожалуй, однозначно свидетельствуют о том, что «без идеологии», то есть, без смысла своего существования мы всё ещё находимся под трагической угрозой распада России по образцу Советского Союза. Если судить с точки зрения духовно-мировоззренческой. А с иной  точки зрения, скажем,  позитивистской, мы и не имеем права судить. Как осмыслим свою народную и государственную судьбу, такой она и будет. Ведь в начале было слово…

Однако, не только эти очевидные ужасающие признаки и миазмы распада вызывают тревогу, но и то, как мы представляем себе наше народное и государственное устройство. Что мы противопоставляем этому, кажется, уже неотвратимому бедствию. Действительно ли то, что мы предлагаем,  является спасительным или наоборот усугубляет наше трагическое состояние и положение. К сожалению, приходится признать, что нередко, если не зачастую, предлагается то, что не только не является спасительным, а наоборот – губительным. Разумеется, из самых добрых побуждений и намерений. Нередко оно таково, словно никакого многовекового опыта предшествующей человеческой, народной, государственной жизни не было. Словно произошло нечто немыслимое и невозможное – какой-то сброс цивилизации…

Вполне естественно, что в статье о положении русского языка автор её, обращаясь к Библии, исходит из Вавилонского столпотворения и смешения языков. Иначе и быть не может, так как «Вавилон книги Бытия допускает возможность говорить о нём в современных понятиях. Тот Вавилон – он же и современный» (Е.А. Авдеенко. «Тема «Каин» в современном мире», М., КЛАССИК, 2014). Вавилонская башня – во все времена воспроизводящееся представление о мироустройстве. Правда, в разных формах проявляемое.

«На всей земле был один язык и одно наречие… И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошёл Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же, и смешаем там язык их, так, чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город». (Бытие, 11: 1, 4, 5, 6, 7).

Из этого ветхозаветного, библейского пророчества автор статьи «Иначе не выжить» делает вывод: «Именно это и произойдёт, если вдруг все множество народов Российской Федерации «вернётся к истокам» и заговорит на разных наречиях». Надо полагать, что при множественности языков, установленном Господом, люди перестанут понимать друг друга и наступит катастрофа их гибели. А значит надо, чтобы люди говорили на одном языке и понимали друг друга… Но постойте, автор явно не расслышал того, о чём говорит Господь и понял Его превратно. Священное Писание говорит о прямо противоположном. Был один язык и одно наречие. И тогда люди, отступив от Бога,  стали строить Вавилонскую башню и продолжают это строительство в иных формах до сего дня. Дабы предотвратить это их безумное строительство, Господь и смешивает языки, чтобы люди перестали понимать друг друга и прекратили строительство башни. Ведь они только потому и начали строить башню, что говорили на одном языке. Стало быть, единый язык для всех вовсе не является благом, а условием любого произвольного строительства. Только позитивистское сознание может представить такое устройство мира, что единый язык – это благо, а множественность языков – это бедствие, так как при этом люди перестают понимать друг друга…

Но ведь только не понимая друг друга, люди перестают строить Вавилонскую башню. То есть, через «непонимание» друг друга, точнее, через самопознание люди и народы приходят к естественному единству. Но не через установление единого языка, как полагает обыденное сознание.. Да, смешение языков, их множественность – это Божие проклятие, но вместе с тем и Его установление, которое изменить невозможно, а значит, с ним надо мириться. Сошлюсь на глубокого философа, евразийца Н.С. Трубецкого: «Бог, желая воспрепятствовать осуществлению этого замысла и положить предел кощунственному самопревознесению человечества, смешивает языки, т.е. устанавливает на вечные времена закон национального дробления и множественности национальных языков и культур» («История. Культура. Язык», М., «Прогресс» «Универс», 1995). А значит, органическое единство народа и государства устанавливается не через невозможную «отмену» национальных отличий, а через её признание как данности. Более того всякая «попытка уничтожить национальное многообразие привела бы к культурному одичанию и гибели». Ведь общечеловеческая культура, одинаковая для всех, невозможна, а потому «стремление к общечеловеческой культуре, должно быть отвергнуто». Впрочем, наш недавний опыт с пресловутыми «общечеловеческими ценностями», возведёнными в ранг государственной политики, закончившейся крушением государства, это подтверждает.                                  Современный же автор внешне, вроде бы, заботясь о положении русского языка в стране, предлагает новое Вавилонское строительство, при котором, все языки уничтожаются, так как якобы мешают народам  понимать друг друга, их согласию и дружбе.

Есть единственный путь единения народов, который Н.С. Трубецкой определял как наивысшую цель человека на земле и в то же время как средство достижения цели, это – самопознание: «От постижения своей собственной  природы человек или народ путём углубления самопознания, приходит к сознанию равноценности всех людей и народов». Примечательно, что на этом пути философ чётко различал истинный и ложный национализм: «Такой вид национализма, не стремящийся к национальной самобытности, к тому, чтобы народ стал самим собой, а лишь к сходству с существующими «великими державами» отнюдь не может быть признан истинным». Там, где нет самопознания и нет стремления к самобытности, там есть только раболепное подражательство, лишённое творчества и унизительное следование чужими путями, которое не может привести к благополучию, так как является изощрённой формой насилия над человеком и народом.

Эти ясные, уже проверенные жизнью положения выдающегося философа, являются теперь для нас особенно злободневными и необходимыми. Как для нашего внутреннего государственного устройства, так и для нашего внешнего взаимоотношения с другими народами и странами. Впрочем, такое разделение – не то что условно, а немыслимо, настолько всё здесь связано и взаимообусловлено. А потому тот, кто говорит о «внешних» успехах и признаёт «внутренние», скажем так, неуспехи, или лукавит или просто не замечает, не в состоянии заметить очень важных особенностей нашего общественного положения и состояния. Но если предлагаемое нами для спасения не соответствует, а то и противоречит извечному духовному  устройству мира, то как и почему из этого должно выйти спасение и благо?..

Осмысливать же происходящее призвана, как и всегда, образованная часть общества, «интеллигенция», хотя это определение в её российском варианте не совсем точно. А теперь, как уже бывало в нашей истории, под ней и вовсе разумеют наиболее радикальную, наименее укоренённую в народной жизни, наименее образованную  часть людей.                                                              «Русская интеллигенция продолжает раболепно преклоняться перед европейской цивилизацией» (Н.С. Трубецкой). И если не произойдёт перелом в утверждении национальной самобытности, «Россию ждёт бесславная и окончательная гибель», – трудно осознать и поверить в то, что это писано почти сто лет назад… После крушения Советского Союза такой трагический исход уже не кажется невероятным. Это же писано, словно о нашем времени и о нашей «элите»: «При таких условиях иностранное иго может оказаться для России роковым. Значительная часть русской интеллигенции, превозносящая романогерманцев и смотрящая на свою родину как на отсталую страну, которой «многому надо учиться» у Европы, без зазрения совести пойдёт на службу к иностранным поработителям и будет не на страх, а за совесть помогать делу порабощения и угнетения России». Именно это у нас сегодня и происходит, так как на западнических и ни на каких более основах совершена «либеральная» революция четверть века назад.

Что предлагает автор статьи «Иначе не выжить»? Кажется, полный набор тех догматов, на которых наше народное и государственное бытие может только разрушаться, но никак не укрепиться и не сохраняться. Опять-таки, нисколько не сомневаюсь в том, что делается это из самых добрых побуждений и намерений. Но это только усугубляет наше положение, коль даже, те, кто, казалось бы, должен  определить точно парадигму развития, не различает истинных мировоззренческих путей.

В самом деле, разделяется «мнение» о том, что «нынешнее национально-административное деление России не просто не эффективно, но и опасно». Как любят выражаться иные, скорые на суд и расправу радикальные политики, представляет для нас «мину замедленного действия», которая, якобы была заложена в советское время. То есть, то, что так трудно складывалось веками, что сохранилось даже в первоначальный период советского времени, несмотря на всю жестокость идеологического противоборства, то, что, наконец, доказало свою жизненность, оказывается теперь «опасностью», является «неэффективным». В каком смысле «неэффективным»? В экономическом, социальном, духовном, культурном? Если об этом многие годы твердит  В. Жириновский, предлагая новое Вавилонское столпотворение, это вовсе не значит, что мы ему должны следовать. У него амплуа такое – высказывать «альтернативную» точку зрения. Не думаю, что он сам этого не понимает. Таким образом, во множественности языков, установленном самим Господом, которую невозможно отменить, позитивистское сознание усматривает опасность нашему государственному и народному существованию.

Видится также  опасность и в  региональной идентичности, то есть в локальной культуре, которую ни обойти,  ни устранить невозможно. Её надо познавать, а не отрицать. Угроза усмотрена в «возвращении к истокам», то есть в развитии национальных языков и культур: «Одним из самых вредных сегодняшних веяний на территории России стал призыв «Пора возвращаться к истокам!» Вредный, именно потому, что настойчиво предлагает народам разбежаться в разные стороны». К такому выводу можно прийти лишь не различая истинный и ложный национализм. Отсюда может быть единственный вывод – всякое национальное своеобразие должно быть устранено. Но на такое намерение может быть только единственная реакция – пробуждение ложного национализма, и всякого рода «самостийности» и сепаратизма. Как видим, предлагается то, что уже было, казалось, преодолено. Но без развития самобытных культур, как уже бывало и неизбежно бывает то, о чём убедительно писал Павел Флоренский: «Очень скучно, когда в Керчи, среди греческих развалин, и в Мариуполе, и по Черноморскому побережью, и в Тифлисе, и даже в нагориях Чиатур, везде видишь: «Нигде кроме как в Моссельпроме». Но это не только скучно, но и симптоматично: всякий район должен творить свои ценности, нужные всему государству. И нивелировать эти возможности – значит, лишать великое государство смысла его существования, тогда нет великого: оно становится лишь большим». Без многообразного единства, как мы уже знаем, и большое становится неустойчивым и непрочным. И потом, это ведь происходит вовсе не от «засилья» русского языка и русской культуры. Это – торжество каких-то иных мировоззренческих и идеологических поветрий, которые губят не только национальные языки и культуры, но прежде всего – русский язык и русскую культуру. Не множественность культур является опасностью, а их уничтожение, тщетная попытка создать единое, одинаковое для всех, некое универсальное культурное пространство. А потому мы должны сказать словами Н.С. Трубецкого: «Братство народов», купленное ценой духовного обезличения всех народов – гнусный подлог».

В подтверждение коварных замыслов против России автор статьи «Иначе не выжить» ссылается на принятый в США в 1959 году «Закон о порабощённых нациях». Но наши противники, то бишь, «партнёры» по-другому действовать и не могут, иначе они перестанут быть «партнёрами». Они, что называется, и «должны» представлять Россию не иначе, как «тюрьмой народов», причём, всякую – и самодержавную, и советскую, и демократическую. Но что делаем мы для своего развития и укрепления, чтобы эти адские планы оказались несостоятельными? Увы, даже на мыслительном уровне мы не можем возвратить в общественное сознание извечные и ясные народные ценности. И совершенно очевидно почему. Потому что «элита», совершившая криминальную революцию, была и остается откровенно прозападной, не связывающая свою жизнь с Россией, а теперь подтвердившая свое шаткое положение капиталами и собственностью на Западе. А «либеральная» оппозиция, псевдолиберальная, конечно, обладающая большим влиянием на мировоззренческом и культурном поприще – уже даже не прозападная, а поражена болезнью смердяковщины, открытой Ф. Достоевским. То есть, поставила себя в положение борьбы с народом и страной. Ну, разумеется, во имя их «исправления». Из такого кричащего несоответствия народных ценностей и западнических воззрений «элиты», остервенело навязываемых всему обществу, и проистекает как мировоззренческая невнятица, так и пробуждение ложного национализма, представляющего собой главную угрозу нашей государственной целостности.

А сколько было и остаётся у нас заморских  грантодавателей, мобилизующих целую армию наших, вроде бы, образованных граждан на борьбу с собственной страной и народом? Не где-нибудь, а в Ростовском государственном университете – Американский совет научных сообществ. Пресловутый Сорос, уничтоживший наши «толстые» литературные журналы – уникальное явление культуры, учивших детей наших по искажённой истории. Кто и зачем пускает таких троянских коней в наши пределы? Кто и за какой «бизнес» позволяет им бесчинствовать в нашей культуре?.. Видя всё это, как должны реагировать регионы и республики, как должны защищаться от такой напасти?

Вот пример абсолютной мировоззренческой и исторической невнятицы. Даже, кажется, что кто-то незримый преднамеренно перемешал все смыслы и бросил их нам без всякого разбору то ли по недомыслию, то ли умышленно. 23 февраля 2019 года на Кубани отметили 100-летие флага Краснодарского края. В сетях это событие названо днём флага Кубанской народной республики. Как это соотносится с историей и с реальным положением и состоянием одного из регионов России? Да никак. Известно, что с 8 февраля 1860 года по указу императора  Александра II образована Кубанская область – административно-территориальная единица. Переименование её в Кубанский край было оформлено 5 декабря 1918 года. Во время Гражданской войны 23 февраля 1919 года на заседании Законодательной рады был утверждён Кубанский флаг, 100-летие которого выдаётся теперь за флаг Краснодарского края. Краснодарский край, как известно, образован 13 сентября 1937 года, когда Азово-Черноморский край постановлением ЦИК СССР был разделён на Ростовскую область и Краснодарский край.

Зачем предпринята теперь такая, абсолютно произвольная манипуляция историческими фактами? Совершенно очевидно, что такое шулерство понадобилось для того, чтобы «вышла» самостийная Кубанская народная республика, никогда в действительности не существовавшая…

Флаг, которому исполнилось 100 лет, был принят в условиях Гражданской войны, в условиях революционного анархизма и беззакония, в условиях безгосударственности, когда, по воспоминаниям современников, в крае, охваченном смутой, правили всем распущенность, разврат, шарлатанство и авантюризм… Этот флаг был символом самостийнической, сепаратистской власти, «слишком резко отмежевавшейся от общерусской идеи» (А.И. Деникин). Глава  Кубанского правительства Л.Л. Быч проповедовал самый махровый сепаратизм: «Помогать Добровольческой армии, значит готовить вновь поглощение Кубани Россией». В конце концов, Главнокомандующий силами Юга России генерал А.И. Деникин вынужден был расправиться с лидерами кубанского сепаратизма. Но «Белое дело» оказалось окончательно проигранным…

Спрашивается, с какой целью, для каких таких великих свершений и прорывов в нашей нынешней жизни вытаскивается из прошлого этот исторический рудимент и атавизм, символизирующий самостийничество и обманом выдаётся за флаг Краснодарского края? Кажется, единственной для того, чтобы продекларировать сепаратистское представление никогда в действительности не существовавшее – Кубанская народная республика

И что поразительно, это распространяется на официальных сайтах.

Я посчитал бы всё это пустой забавой, следствием малой образованности и интеллектуальной немощи, если бы в последние десятилетия и годы «возрождения» не наблюдал попытки претворения в жизнь этой идеологемы, как понятно, смущающей души кубанцев и вносящих в общество смуту.

Проблемы локальной культуры Кубани, как и везде, языковые. Но тут есть своя особенность, так как ни одна область и край России не имеют столь ярко выраженных языковых особенностей, как Кубань. И, тем не менее, именно Кубань долгое время, в отличие от других областей и краёв, не имела своего словаря диалекта. Он просто не получался из-за научной методологической неразработанности. Достаточно сказать, что некоторые «ведущие» этнографы вполне серьёзно полагали, что никакого такого кубанского диалекта не существует. Он, якобы «не сложился», что это всего лишь какая-то смесь «украинизированных» и «русифицированных» диалектов и говоров. (Н.И. Бондарь, «Календарные праздники и обряды кубанского казачества», «Традиция», 2011). Не надо быть филологом, чтобы понимать, что языка без диалекта и говоров не существует.

И вот, составив такой словарь диалекта, изготовив его оригинал-макет и порядком затратившись,  я обратился за помощью к тогдашнему атаману Кубанского казачьего войска В.П. Громову и тогдашнему губернатору Н.И. Кондратенко. Повздыхав над тем, что словарь диалекта действительно нужен, согласившись со мной, что пока у нас нет словаря диалекта, мы, кубанцы, остаёмся людьми не вполне легитимными, обещали помочь. Но так и не помогли. И мне пришлось выпускать словарь диалекта пятитысячным тиражом за свой счёт и самому распространять его по всей Кубани.

Тогда подумалось, что так сложились обстоятельства. Люди хотели помочь, но не смогли. И только со временем открылось, что препятствием для издания словаря были причины мировоззренческие и идеологические. Однажды, вдруг, как говорится, ни к селу, ни к городу, В.П. Громов, будучи атаманом, объявил, что казаки являются отдельным самостоятельным народом. Словом, нерусскими людьми, несмотря на то, что никаких аргументов в пользу наличия несуществующего «казачьего языка» предъявлено не было. Более того, призвал потомков казаков «определиться» со своей национальностью, то есть, отказаться от своей русскости. И при переписи был введён специальный бюллетень. На всю Кубань нашлось всего лишь четырнадцать тысяч маргиналов, непомнящих своего родства, отказавшихся от своей русской национальности и принявших несуществующую национальность «казак». Но дело было сделано. Провокация совершена. Не думаю, что В.П. Громов, мой ровесник, историк по образованию, да ещё специалист по дореволюционной истории не понимал, что он делает… Такое вот было предпринято «возрождение» и «обустройство» России. И, как ни странно, с участием тех, кому это, казалось бы, и вовсе ни к чему…

Эту давнюю историю, теперь, вроде бы, можно было бы и не вспоминать. Нет, однажды брошенные семена сорняков, дают свои всходы. Говоря словами выдающегося поэта Юрия Кузнецова, эта «закваска могильная бродит»… И сегодня, в молодёжной среде в особенности, сеть переполнена этим маргинальным бредом – мы казаки, а, стало быть, не русские. Более того, такое «обустройство» России пополнилось ещё одной опасностью. Ведь с помощью такой идеологемы на Кубань проникает теперь ядовитая идеология «украинофильства»…

Как и после всякого духовного и социального потрясения теперь перед нами стоит задача неимоверной сложности – строительства новой государственности, в точности пока никому неведомой. И прежде всего – мировоззренческого обоснования этого строительства. Здесь никакие догматы прошлого, внешне привлекательные, помочь нам не могут. А в этой, мировоззренческой сфере у нас царит, кажется, полная невнятица. К примеру, зачем и почему на окраине Краснодара возводится не памятный знак и не памятник, а целый мемориальный комплекс, посвящённый генералу Л.Г. Корнилову на месте его гибели? Ведь это, как ни крути, символ Февральской буржуазной революции 1917 года, а вовсе не памятник всем жертвам Гражданской войны, как уже давно должно было быть. Кроме того, он символизирует отрицание и вычеркивание из нашей истории самого сложного, самого трагического революционного ХХ века вместе с Великой Отечественной войной. Такой «патриотизм», основанный на реабилитации лишь одной из противоборствовавших сторон, является не чем иным, как возбуждением в умах и душах людей состояния Гражданской войны, поддержанием такого состояния… Не имеем мы уже права предпринимать новое государственное строительство на каких-то и вовсе маргинальных  представлениях о патриотизме. К тому же, это и невозможно. Да, это памятное место в нашей истории. И оно должно быть отмечено по своему истинному смыслу и значению.

Генерал А.И. Деникин на подступах к Екатеринодару в своё время видел в предстоящем сражении высокий духовный смысл, Божий Суд, который надо принять таким, каким он будет: «У нашей армии был свой маленький «Иерусалим». Пока ещё не тот заветный, далёкий с золотыми маковками сорока сороков Божьих церквей… Более близкий – Екатеринодар». («Очерки русской смуты», М., «Наука», 1991). Бедное же позитивистское, утилитарное сознание вытравило из этого представления высокий духовный смысл, оставив лакейское подражательство: «Наш маленький Париж» (В. Лихоносов). Так «маленький Иерусалим» превратился  в «маленький Париж»… И поскольку всякое мыслительное обоснование неизбежно вызывает соответствующее жизненное положение, вышло то, что мы имеем: былого Краснодара, каким знали его наши родители и мы, – не стало; возвращение в Екатеринодар – невозможно, поскольку история не знает повторений; остался несуразный суржик – «маленький Париж», весь в иностранных вывесках. А тот, настоящий Париж, хотя и бурлит жёлтыми жилетами, всё-таки стоит пока на месте…

О том же, что строительство мемориального комплекса в честь генерала Л.Г. Корнилова и в честь Февральской буржуазной революции 1917 года является принципиальной позицией, свидетельствует то, что наряду с этим в Краснодаре так до сих пор нет не памятника, а хотя бы бюста, положенного по закону, выдающемуся земляку, гениальному конструктору артиллерийских систем, четырежды лауреату Государственной премии, Герою Социалистического Труда, генерал-полковнику Василию Гавриловичу Грабину (1900-1980). Ведь по предлагаемой концепции истории – Великая Отечественная война – это Вторая Гражданская война… Значит всё ещё торжествует эта идея?.. А как иначе думать, если память о Л.Г. Корнилове почитается, а о В.Г. Грабине – пренебрегается? Сообщается, что на памятник конструктору собираются средства. На мемориал же  Л.Г. Корнилову  средства нашлись…

В своё время мне удалось выхлопотать пушку ЗИС-3 для станицы. Вот уже более тридцати пяти лет она красуется в станичном парке у музея Боевой Славы. Кажется, это единственный на Кубани памятник в честь выдающегося  земляка – конструктора В.Г. Грабина… Кроме мемориальной доски на здании почтамта в Краснодаре, где в юности работал будущий конструктор.

Национальным культурам республик, как и локальным культурам регионов грозит не русская культура и не «засилье» русского языка, являющегося универсальным языком межнационального общения, а новое Вавилонское строительство – вненациональное, внетрадиционное, единое для всех. Национальные элиты после всего происшедшего со страной четверть века назад, уже, вроде бы, должны были различать, что если говорят о «засилье»  русского языка, это значит, что хотят скрыть истинную опасность, грозящую в равной мере всем: и русскому языку, и другим языкам народов России.  

Если из центра проводится политика единого для всех Вавилонского строительства, при «отсутствии» идеологии, тогда многообразием культур и языков в стране занимаются наши «партнёры», то бишь противники. Но почему они так запросто хозяйничают в нашей стране? Разве не потому, что у нашей правящей элиты, несмотря ни на что – полное единство с «партнёрами», открыто объявивших Россию врагом? Не с народом единство, а с такими «партнёрами»… Вот истинная угроза нашему народному и государственному единству и нашему существованию. Как неопровержимый довод автор статьи «Иначе не выжить» выдвигает, что может быть, если русский язык и великая русская литература перестанут быть нашим общим достоянием: «Представим, что изучение русского языка в отдельных республиках сократится до минимума. И тут же огромное число молодых людей окажется отрезанным как от русской литературы, так и от литературы мировой».

Но ведь это бедствие уже довольно давно случилось. У нас в России произошло немыслимое и, казалось, невозможное – великая русская литература вытеснена из общественного сознания и изгнана из образования. Русская литературная традиция прервана. Совершено это с помощью «рынка» к культуре, а к литературе в особенности, вообще неприложимого. Причём, этот книжный «рынок» так лукаво устроен, что на нём «окупается» только низкопробное и  псевдолиберальное, но на нём не в чести традиционное и народное. Кто бы с этой точки зрения честно проанализировал грандиозные книжные выставки-ярмарки… Не блеск полиграфии, а нищету творчества и содержания. Но если и четверть века спустя, все ещё не замечается то,  как «рынок» уже давно бесчинствует в литературе, уничтожая её, значит, неверно, определяется характер и масштабы бедствия. От такого «расцвета культуры» национальным культурам остаётся только убегать. Как же при этом может не буйствовать ложный национализм?.. В таком состоянии нашего общества он просто неизбежен, как отчаянная  попытка сохранения своей идентичности…Русская литературная традиция остаётся пока прерванной преднамеренно и рукотворно. Как должны реагировать республики и регионы, если в центре, в Москве, где должен задаваться духовный и интеллектуальный уровень, всё дело литературы свелось к обсуждению писаний «писателя-провокатора» В. Пелевина и иже с ним, или эпатажных, провокаторских заявлений Д. Быкова, тянущих на уголовную ответственность? Кто из разумных людей в республиках и регионах это бесстыдство и «литературное» хулиганство может назвать литературной традицией или литературным процессом?

Кажется, что вся мыслительная сторона жизни – историческая, художественная, философская находится вне внимания государства. Как некое достижение всё ещё декларируется то, что у нас «нет цензуры». Да, нет прямых запретов, словно это гарантия от иных форм цензуры – финансовой, «общественного мнения» и т.д. Это хорошо знают писатели, работающие в русской литературной традиции. На книжном «рынке», на подзатянувшемся  пире «победителей» им нет места. Впрочем, юридически сегодня писательство в России всё ещё остаётся вне закона, так как такой профессии как писатель, у нас просто нет.

На это уничтожение русской литературы в стране, когда уже и русский язык перестаёт быть формой межнационального общения, может быть единственная реакция – пробуждение ложного национализма. Но это – «бунт» вовсе не против русского языка, а, может быть, даже не вполне осознаваемая попытка оградить себя от тех антикультурных идеологизированных представлений, которые поступают из центра в качестве обязательных и выговариваемых, естественно, на русском языке… И такое дикое, губительное для нас положение пока сохраняется. А чтобы люди не сомневались в том, что и дальше всё будет так же, в Москве, с какой-то нездоровой помпой и двусмысленностью и вопреки мнению большинства граждан открыт памятник А.А. Солженицыну, по рецепту которого Россия оказалась «обустроенной». Или – предпринимаются новые акции «увековечения» основного разрушителя страны – Б.Н. Ельцина. А всякая попытка указать на то, что орудие разрушения не может быть возведено в образец и идеал, тут же подавляется: не ищите, мол, виноватых, это ход самой истории…

Какое же может быть единство общества и государства при таком абсолютном преобладании псевдолиберального  сознания, когда всё традиционное негласно гонимо, как нечто «консервативное», якобы мешающее нашему продвижению по пути цивилизации и прогресса?.. Никакого единства общества при этом быть не может. Ему просто неоткуда взяться.

Коль наше нынешнее невнятное, но трагическое положение мы пытаемся уяснить в сквозном развитии человеческой истории, прибегая к библейскому образу вавилонского строительства, припомним его основной смысл. Всякое вавилонское строительство предпринимается вовсе не для того, чтобы быть ближе к небу, к Богу. Наоборот, ибо замысел вавилонского строительства, вопреки расхожему представлению состоит в том, чтобы низводить небесное по воле человека на землю. Е.А. Авдеенко обнажил истинную «архитектуру» такого строительства, на основе разницы переводов Библии: «Греческий текст рисует картину стройки от земли к небу. Еврейский текст обнажает замысел стройки – от неба к земле»… То есть всё сводится к утилитаризму, отрицанию духовной природы человека и, в конце концов, к его «переделке», ибо человек является главным препятствием и помехой в этом адском вавилонском строительстве.

Говорят, что всё дело в идеологии, в её отсутствии. И это действительно так.  Какое же может  быть развитие без смысла существования?.. Однако, идеология у нас есть. Все эти годы существующая тайно, а теперь уже и декларируемая. Почему тайно? Потому что исповедники всё-таки понимали её не созидающую, а разрушительную силу. А почему теперь декларируемая? Видимо,  потому, что её приверженцы посчитали, что «точка невозврата» уже пройдена, то есть, воля народа уже сломлена, и путь для полного народного и государственного небытия уже открыт… Но она дорога их сердцу, и отказаться от неё они не могут. Пусть мир разрушится, но «закон» и «принцип» торжествуют. Это всё – та же «либеральная» или точнее – псевдолиберальная идеология, с помощью которой совершена криминальная революция, разрушена страна. Но ввиду столь печальных и очевидных результатов торжества такой идеологии, говорят, что это была «ненастоящая» либеральная идеология, не «классическая». А вот теперь мы продолжим своё дело на настоящей: «Что касается идеологии, это либерализм в его классическом понимании, несмотря на всех собак, которые на это слово навешивают» (Наталья Иванова, «Литературная газета», № 11, 2019). Это же, по сути, то же самое, что главный ваучеризатор страны обижается теперь,  что за все совершенные им безобразия народ неблагодарен ему… Штык и перо оказались опять  в содружестве.

Без всякой цензуры интеллигенция вернулась к своему амплуа «интеллигентщины» (Н. Бердяев) и вступила «в весьма знаменательные отношения с народом», со «стихией», именно  - отношения борьбы» (А. Блок). Народное самосознание при этом незримо, но последовательно подавляется. Всякая традиция – народная, литературная – изгоняется как «консерватизм», мешающий нашему продвижению к неизбежной гибели, если такое положение будет сохраняться, удерживаться насильно и свирепо. А истинная идеология у нас  есть. Её давно выработал народ,  и сформулировали его лучшие представители: «И этот путь есть сама Россия» (Н. Гоголь). Именно такое  представление об идеологии, как судьбе России, повторял в статьях   А. Блок в свою революционную эпоху.                              Такое положение, разумеется, бесконечно долго сохраняться не может. Его рано или поздно придётся разрешать. Но чем дольше оно будет сохраняться, тем радикальней будут способы его разрешения, тем будет горше похмелье уже не только «победителей», но всего народа…

А потому, прежде чем, приходить в негодование от предшествующих построек наших предков, присмотримся повнимательнее к нашей нынешней, где нет места языку, культуре, литературе. Разве это не вавилонское построение? И на вопрос о том, как мы обустраиваем Россию, честно признаемся себе – не по-божески и не по-человечески. Труднее ответить на вопрос – зачем и почему мы это делаем? Если осознаём, что делаем что-то не то, и всё же делаем его, значит, живём с наивным и ложным представлением, что у нас будет ещё одна жизнь, после нынешней, и тогда мы уж точно будем делать то, что необходимо и действительно драгоценно… Конец этому вавилонскому строительству хорошо ведь известен. Его невозможно ни обойти, ни отменить. И  он может наступить гораздо раньше, чем мы думаем…

Пётр Ткаченко

Просмотров: 421 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.
Уникальный проект для активных читателей!
Вы голосуете и формируете рейтинг депутатов местного самоуправления. Рейтинг покажет сколько активных сторонников имеет народный избраниник. Выбирайте город или район и голосуйте!