/Культура/

Рождение Павла I «не было семейной радостью – это было политическое событие»

Император Павел I взошёл на престол 6 ноября 1796 года. Он … был в чрезвычайном раздражении против матери своей Екатерины II.

<…> Ему натолковали с детских ещё лет, что Екатерина похитила престол, ему принадлежащий, что он должен был царствовать, а она повиноваться, а самолюбие подсказывало ему, что он бы царствовал и распоряжался умнее ея. Самолюбие всегда обманывает людей; но едва ли когда-нибудь оно обманывало сильнее, чем в этом случае, – читаем в оцифрованной копии сборника «Материалы для биографии императора Павла I».

1 октября 2020 года исполняется 266 лет со дня рождения российского императора Павла I (1754–1801). Узнать мнение современников о самодержце, понять, каким образом дворцовые интриги повлияли на его личность, а также оценить результаты его недолгого правления можно по материалам из фонда Президентской библиотеки. Многие из них, как например: «Письма императора Павла I» (1785–1799), сборники указов, заключённые договоры, воспоминания придворных, биографические исследования и другие документы включены в обширную коллекцию Президентской библиотеки «Династия Романовых. Земский собор 1613 года».

С рождением цесаревича «…могло показаться, – пишет Николай Шильдер в историко-биографическом очерке «Император Павел Первый», – что отныне позволительно рассчитывать на…обеспечение правильного наследования престола и на прекращение дворцовых переворотов, омрачавших собою историю со времени кончины великого преобразователя. Надежды русских людей… сосредоточились с 1754 года на колыбели великого князя Павла Петровича».

Если для Екатерины, как для любой матери, рождение первенца было одним из главных событий в жизни, то для двора «это не было семейной радостью – это было политическое событие, полное государственного значения. <…> Младенец, покоившийся в колыбели, являлся опорою трона», – отмечает автор очерка «Император Павел Первый».

Все заботы о ребёнке взяла на себя правящая императрица Елизавета Петровна, а Екатерина увидела сына только на сороковой день. Детство цесаревича, лишённое материнского тепла, сказалось на его характере и состоянии здоровья.

«Императрица Елисавета Петровна, окружив Павла своей неразумною заботливостью, испортила с первых дней его жизни физическое здоровье ребёнка. <…> У Павла появились нервность, чрезмерная раздражительность, принесшия со временем горькие плоды. <…> Павел, при одном взгляде на императрицу Елисавету, приходил в испуг и трясся всем телом. <…> Нервы мальчика расстроились до того, что он прятался от страха под стол, когда сильно прихлопнут дверьми», – читаем в книге Николая Шильдера «Император Павел Первый».

В результате отношения сына с матерью оставались сложными на протяжении длительного периода. Однако документальные источники Президентской библиотеки свидетельствуют, что по воцарению Екатерины попытки к совместному обсуждению ключевых политических вопросов, сближение, делалось с обеих сторон.

В издании «Императрица Екатерина II, цесаревич Павел Петрович и великая княгиня Мария Феодоровна: письма, заметки и выписки» приводится обращение Павла к матери после оглашения Манифеста об объявлении Второй войны с турками: «Приемлю смелость просить у вас того же самого дозволения отправиться в качестве волонтёра, о котором просил в 83 году, во время тогдашних приготовлений к войне». Однако Екатерина находит весомые аргументы, чтобы отказать сыну в его желании быть в центре событий по расширению российской территории: «Кампания будет весьма непродолжительна ввиду позднего времени года. Вы…умножите обоим фельдмаршалам затруднения и беспокойства, которых и без того не мало. <…> Их озаботят и отвлекут от дела одне только попечения о…вашей безопасности».

Павел унаследовал корону только на 43-м году жизни. «Взойдя на престол, которого ожиданием он истомился, <…> он стал коверкать всё, и гражданскую, и военную часть, и внешние отношения государства, – читаем в сборнике «Материалы для биографии императора Павла I», изданном в 1874 году в Лейпциге.

«Неудачными оказались попытки нового монарха, – свидетельствует Николай Шильдер в очерке «Император Павел Первый», – реформировать армию и государственный аппарат по лекалам прусской военной системы и прусского полицейского государства. Преобразования Павла в этой области вызвали открытое недовольство, причины которого отражены в цифровой копии сборника «Высочайшие приказы государя императора Павла I 1800–1801 годов». Случалось, что были «уволены в один день трое полных генералов, трое генерал- лейтенантов, 9 майоров, 68 обер-офицеров гвардейских полков, 90 унтер- офицеров и одного Преображенского полка 120 человек! Не сказано, за что».

Введение неудобной армейской формы по прусскому образцу также вызвало ропот среди военнослужащих. «Все эти перемены в войсках, поражавшие современников своею уродливостью и непрактичностью, возбуждают удивление и сто лет спустя, тем более, что существовавшее при Екатерине II обмундирование, введённое Потёмкиным, было просто, удобно, соображено с национальными особенностями и нравилось войскам», – пишет Шильдер.

Павел I вступил на престол с готовыми проектами реформ, которые, по его мнению, должны были «исцелить» Россию, дать новое направление её политической и государственной жизни. Лишь некоторые из них принесли желанные плоды. В 1788 году, ещё будучи цесаревичем, Павел задумывался о порядке передачи высшей государственной власти в России, исключавшем возможность отстранения от престола законных наследников. В результате им был разработан «Акт [о престолонаследии], утверждённый в день... коронации [Павла I]». Этот документ с внесёнными позднее изменениями и дополнениями был включён в Свод законов Российской империи, и действовал до 1917 года.

В области финансов монарх полагал, что доходы государства принадлежат державе, а не императору лично. Он требовал согласовывать бюджетные расходы с надобностью государства. Указом о трёхдневной барщине запретил работу крестьян в выходные дни. «Но вместе с тем он раздавал свободных крестьян в крепостное владение своим приверженцам и Гатчинским выслуживцам, и при случавшихся от того возмущениях повелевал нередко наказывать кнутом. Из всех сословий разве только одно духовенство не имело противу него негодования. Таким образом стонала Россия более четырёх лет», – подводит черту Эразм Каспрович, составитель сборника «Материалы для биографии императора Павла I», ?– Всё это и могло бы кончиться насмешками, если бы не было ссылок, заточений в крепости и казематы, наказаний кнутом, рванья ноздрей, отрезывания языков и ушей и прочих истязаний».

Заговор против Павла I стал готовиться практически с первых дней его правления. В ночь на 23 (11) марта 1801 года император был убит в своей новой резиденции – Михайловском замке в Петербурге. Подробности трагического события приводятся в мемуарах «Время Павла и его смерть. Записки современников и участников события 11 марта 1801 г.», изданных князем Адамом Чарторыйским, и в книге «Смерть Павла I» Александра Брикнера.

Известный историк Теодор Шиман в своём труде «Убиение Павла I и восшествие на престол Николая I» подчёркивает: «Гораздо большее число заговорщиков и гораздо осторожнее ведённый заговор не мог бы преуспеть в этом убийстве, если бы не было на то общего молчаливого согласия всей столицы, общего желания всей России».

 

Источник: http://www.prlib.ru/

Просмотров: 252 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.