/Культура/

«Чтобы понять Россию… ощутите ее масштаб»

«Чтобы понять Россию… ощутите ее масштаб»Новороссийские фотографы рассказали, как встретили их на западной Украине и уважают русский язык в Узбекистане.

 

За уникальными памятниками, нетронутыми уголками природы и экзотическими обрядами необязательно ехать за границу. Все это есть в России, считают Алексей и Александра Бушовы из Новороссийска. Так совпало, что у супругов сразу два одинаковых увлечения – фотография и путешествие. Вместе они побывали уже в самых разных уголках планеты, делая снимки для журналов «ГЕО», «Вокруг Света», «Огонек». Именно России, вернее Советскому Союзу, посвящен новый проект фотографов из Новороссийска – «Бывшие республики СССР». Супруги уже побывали в Узбекистане, Абхазии и Западной Украине. Корреспондент РП пообщался с кубанскими фотографами и узнал, как изменилась когда-то одна шестая часть суши за эти 25 лет.

 

На днях «Бывшие республики СССР» получил национальную премию Русского географического общества «Хрустальный Компас». Чуть ранее проект поддержало Министерство культуры РФ.

 

– Расскажите о себе. Вы постоянно живете в Новороссийске? Помните поездку, снимки с которой принесли первый гонорар?

 

– С Александрой познакомились в Индии на фототуре-путешествии, организованном для фотографов. До этого жили в разных местах и, наверное, в обычной жизни никогда бы не пересеклись: Саша в Москве, я в Томске. Всего несколько лет назад переехали в Новороссийск, — начинает разговор Александр.

 

– Первый совместный гонорар — от журнала «ГЕО» — получили в 2012 году за публикацию о буддийских ламах Бурятии, — вступает в разговор Александра. — Целый месяц снимали в 20-ти дацанах (монастырях), общались с большим количеством священников, прихожан и паломников. Получилась настоящая фотоистория.

 

– В вашей семье два фотографа. Как выбираете маршрут, не бывает ли из-за этого споров? Нет конкуренции — кто «главный фотограф»?

 

– Обычно выбираем маршрут исходя из темы для съемок. У нас так не бывает: «поехали-ка в Узбекистан, пофотографируем чего-нибудь». Каждой поездке предшествует подготовительная работа. Как правило, за несколько месяцев по книгам и интернету начинаем изучать регион, вместе обсуждаем потенциал сюжета. В поездке главное, чтобы это было интересно нам самим, — продолжает Александра. — Конкуренции нет, мы же супруги, делаем общее дело. Даже если снимаем плечом к плечу, все равно обращаем внимание на разное. Алексей лучше видит форму, фотографию в целом, я больше внимания уделяю передаче эмоций. Уже несколько лет работаем вместе, поэтому порой путаем — где чьи кадры. Хотя так было не всегда. Относится ко мне, как к равному в профессии, муж начал после такой истории: отправляя снимки в журнал, дополнил несколькими моими фото. И, к его удивлению, редактор взял половину его фото, половину моих.


– Почему выбрали именно фотосъемку разных народов и стран, а не, например, свадьбы или корпоративы?

 

– Не секрет, что средний свадебный фотограф зарабатывает больше фотожурналиста-фрилансера. Ему не приходится тратиться на дорогу, и аппаратура целее – нет риска «искупать» ее в горной речке или безвозвратно потерять в песчаной буре. У свадебного фотографа сюжеты предсказуемы, всегда в тепле и сыт. Пожалуй, единственная причина, почему не снимаем такие мероприятия — просто неинтересно. У нас другой склад характера, мы исследователи по натуре, из поездок привозим не только снимки, но и опыт пережитого, знания.

 

– Как возникла идея проекта «Бывшие республики СССР»?

 

– Мы оба вышли из советского прошлого, помним, как все было тогда: никто особо не разбирал, кто перед тобой — грузин, татарин, узбек или латыш. Все были советские люди, только немного отличающиеся друг от друга, — продолжает разговор уже Алексей. — Прошло почти 25 лет, нам захотелось узнать самим и рассказать другим о том, что сохранилось с тех времен в бывших советских республиках, как люди там относятся к России и к русским, как они строят свою жизнь и как Россия им помогает выживать. Не секрет же, что большинство здорового мужского населения Узбекистана, Таджикистана и еще нескольких республик, ежегодно отправляется на заработки в нашу страну и обеспечивает полученными деньгами свои семьи.

 

– Что для вас стало самым главным уроком из путешествия по таким разным регионам: от западных до самых южных окраин бывшей Страны Советов?

 

– Во время таких путешествий начинаешь понимать разнообразие и масштабы пространства России и бывшего СССР. В поездках мы полностью автономны, перемещаемся на машине, останавливаемся, где захочется, поэтому имеем возможность наблюдать и фиксировать реальную жизнь реальных людей. В 2013 году снимали на Дальнем Востоке, вдоль берегов Амура. Проехали в этой экспедиции около 22 тыс. километров, пересекли Россию с запада на восток — от Черного моря до Охотского и обратно. Чтобы понять, что такое страна Россия и что такое Советский Союз, обязательно нужно ощутить их масштабы.

 

– Из того, что вы увидели, это действительно — ментально, по образу жизни, распорядку — была одна страна? Сохранились ли следы этого единства, например, памятники Ленину или серпы с молотами?

 

– Действительно, СССР был единой страной, многие жители Узбекистана, Абхазии, Белоруссии и даже Украины тепло вспоминают былые времена. Знакомые из Бухары с обидой заявили, что когда Союз распался, никто не спросил простых людей, решили все «партийные бонзы» на местах, — приводит пример Алексей. — Хотели получить больше власти, о людях не думали. В короткое время многие потеряли работу из-за разрыва экономических связей и продажи бывшей госсобственности. Нас не очень интересуют внешние проявления единства — памятники и монументы. Нас волнует то, что нельзя сломать и выбросить — память, доброе отношение и уважение друг к другу. Это мы и стараемся показывать в фотопроекте.

 

– Были ли республики, где вы чувствовали себя как дома, то есть места, где ментальная разница практически не ощущалась?

 

– Такие места были, но уже в России. Например, Бурятия и Калмыкия — мне почему-то нравятся буддийские регионы и то, какой отпечаток на их жителей накладывает религия, — эмоционально делится Александра. — Довелось объехать едва ли не все буддийские монастыри Бурятии, побеседовать со многими ламами. В большинстве своем это очень искренние, открытые люди, не стесняющиеся говорить о своих страхах и недостатках.

 

– Если сравнивать города, в которых вы побывали, с Кубанью, наш регион отличается? Что из понравившегося в других республиках хотели бы увидеть у себя дома?

 

– Каждый регион, каждая республика — и бывшего СССР, и России — имеет неповторимое лицо. Они, как и люди, разные. Кубань самобытная, яркая, сочная и очень уютная. Какими бы увлекательными не были путешествия, возвращаться домой очень приятно. И, пожалуй, нам не хотелось бы ничего менять.

 

– Самая запомнившаяся история из путешествия по Западной Украине. Насколько радушно вас там встречали?

 

– В таких путешествиях каждый день что-то происходит. Когда мы пересекали границу Украины и Молдовы, а это было в середине января 2014 года, во время событий на киевском Майдане, с нами затеял разговор один из украинских таможенников. Узнав, что мы фотожурналисты из России, начал оправдываться за западных украинцев, которые во время Великой Отечественной войны под дулами фашистских автоматов переходили на сторону врага. И говорил, что нельзя их за это осуждать, — вспоминает Алексей. — Мы вообще не затрагивали эту тему, просто честно сообщили цель визита, а получили урок истории… Проехали всю Украину с юга на север и с запада на восток, везде нас принимали вежливо и спокойно. Пожалуй, насторожено и враждебно на машину с российскими номерами поглядывали только в окрестностях Ивано-Франковска. Говорили с нами на западе Украины исключительно по-украински, а мы всем отвечали на русском.

 

Кстати, ехали туда с определенной целью — снять древний обряд Маланка, его румынскую разновидность. Поэтому больше общались с проживающими в Украине этническими румынами. А они по-русски говорят лучше, чем по-украински, и отношение к нам было очень доброе.

 

– Не было ли проблем и препятствий местных чиновников в этом путешествии?

 

– Во время съемок и путешествий мы не интересуемся представителями власти и политическими темами. Возможно, поэтому наше общение с чиновниками ограничивается таможней и дорожной инспекцией, — продолжает Алексей. — Если и общаемся с ними иногда, то только, как говорится, «за жизнь» — выясняем официальную версию властей по разным вопросам. Чиновники часто не проявляют своего мнения, а говорят «как нужно», и это может быть интересным на контрасте с тем, что узнаем от обычных людей.

 

– Что оказалось самым сложным в этом путешествии? А что самым приятным?

 

– В украино-румынском селе, где проходила основная съемка, нет гостиницы и глава поселка договорился, чтобы нам выделили палату в местном туберкулезном диспансере. Получилось, на улицах веселье, а внутри боль и страдания, — делится уже Александра. — Самое приятное, пожалуй, джентльменство. Подвыпившие и уставшие парни в громоздких соломенных костюмах (ноги-то уже с трудом переставляют после ночи празднования), все же старались меня не задеть, не толкнуть ненароком.

 

– В рамках проекта вы много путешествуете и по самой России. Что стало открытием именно внутри страны?

 

– Когда я жила в Москве, фактически своей страны и не знала. Лишь перебравшись в Сибирь, а затем на Кубань, смогла полностью осознать, что живу не в отдельно взятом городе, а в России. До этого проекта, как и многие путешественники, ездили в основном по зарубежью, — продолжает Александра. — Потом увлеклись автомобильным туризмом по родной стране и пришли к выводу, что у нас в самой России есть все. Чтобы увидеть уникальные памятники, нетронутые уголки природы, экзотический обряд, необычных людей или редких животных, необязательно ехать за границу, — все можно найти дома. Это, пожалуй, и стало главным открытием.

 

– Российские регионы очень разные – и по уровню благополучия, и по ментальным особенностям. На ваш взгляд, что у нас общего? Что объединяет таких разных людей в большую страну?

 

– Русский язык. И не только внутри России. В Казахстане, например, большая часть населения общается между собой на русском, в Белоруссии, пожалуй, все. Трепетное отношение к языку и в Абхазии — в уличных объявлениях и магазинных вывесках ошибки встречаются реже, чем в России. А ведь на русских людях, как главных хранителях языка, лежит большая ответственность. Если мы скатимся до «птичьего» интернет-жаргона с подменой красивых русских слов иностранными, что же тогда делать тем, кто равняется на нас?

 

– Получается, не было сложностей с общением на русском языке в республиках. Вас понимали? 

 

– Старшее поколение знает русский язык, а вот молодежь, к сожалению, не везде. Узбекистан, например, как и многие республики, переболел национализмом, — пояснила Александра. — Русские и таджикские школы были закрыты, учебники выброшены. По рассказам самих узбеков, доходило до абсурда: школьная инспекция требовала убрать из классов портреты Ньютона и заменить их на узбекских физиков, но таких почему-то не находилось. Узбекский алфавит был переведен на латиницу, старшее поколение тут же лишилось возможности читать газеты. Но времена меняются. Сегодня дети могут ходить в русскую школу, преподавание в которой идет в три смены, тогда как в узбекских классах недобор. Сейчас, на улицах узбекских городов, увидев белокожих иностранцев, приветствуют их на английском и немецком языках — именно из этих стран приезжает больше всего туристов. Но едва заслышав русскую речь, местные радуются: «О, русские, почти что свои, вы нам как родные!» и у каждого наготове история про то, что прямо сейчас сын, муж, брат или все одновременно, трудятся в России.

 

– Какие республики вы еще планируете посетить в рамках проекта? Планирует ли проект участие в других конкурсах и выставках?

 

– О планах говорить — значит насмешить Бога. Конечно, продолжим съемки по проекту, но мы заметили, что следовать планам не всегда получается — сама судьба порой открывает внезапно возможность съемки в одних местах, а в других препятствия следуют одни за другими. Мы стараемся прислушиваться и следовать по «открытым путям».

 

Мы уже приняли участие в нескольких национальных и международных конкурсах с нашим проектом «Бывшие республики СССР» и получили стипендии от Министерства культуры РФ. Финансовая поддержка от правительства России поможет нам продолжить этот важный проект, возможно, выпустить книгу, но на это потребуются дополнительные средства.

 

 "Русская планета",

 Андрей Кошик, Краснодар



Просмотров: 648 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив