/Культура/

Реализм воззрений и духовную свободу Чернышевского воспитали книги и волжские плёсы

К 188-й годовщине со дня рождения Николая Гавриловича Чернышевского (1828–1889) Президентская библиотека представляет на портале редкие материалы о жизни писателя и революционера, позволяющие проследить его духовное становление и развитие.

«В скромной патриархальной обстановке провинциального священнического дома рос и развивался будущий низвергатель авторитетов», – пишет Ю. Стеклов в монографии 1928 года «Н. Г. Чернышевский», электронная копия которой стала доступной на портале Президентской библиотеки. «Благодаря той свободе, которая предоставлялась детям, Чернышевский рано познакомился с жизнью провинциального поволжского города, с его разноязычным населением», – добавляет И. Сверчков в оцифрованной книге 1927 года «Русские революционеры».

Разговор о формировании незаурядной личности и мировоззрения Николая Чернышевского, который, со слов Стеклова, «походил на ангела во плоти» и очень рано «сделался библиофагом, пожирателем книг», продолжает Л. Каменев в брошюре «Чернышевский» 1934 года из фонда Президентской библиотеки; в ней автор касается принципиальных вещей:

«Эти безымянные дьячки глухих провинциальных углов конца XVIII и начала XIX века были еще плоть от плоти землепашцев. Государство и церковь сознательно выколачивали из них крестьянские традиции, крестьянские верования. Но цепкий и точный мужицкий ум, упорная воля, воспитанная тяжким трудом поколений, реализм воззрений не давали разрушить главное в натуре».

В своих автобиографических записках студент Петербургского университета Чернышевский это подтверждает: «Вырастая среди них, я привык видеть людей, поступающих, говорящих, думающих сообразно с действительной жизнью. Такой близкий пример не мог не помогать, когда пришла мне пора теоретически разбирать, что правда и что ложь».

На формирование мировоззрения Чернышевского особенно повлияли французские философы-социалисты. Стремление перенести их соображения на российскую почву и понять, как ценой меньшей крови освободить народ от крепостничества и при дальнейшем развитии прийти к социализму, трансформируя общинный уклад, уходя от «язв капитализма», во многом обусловило характер теоретических изысканий мыслителя.

В фонде Президентской библиотеки хранится электронная копия издания «Историко-революционная библиотека. Кн. 30. Н. Г. Чернышевский», где опубликованы «Примечания Чернышевского к переводу «Введения в историю XIX века» Гервинуса». Как показывают пометки на полях рукописи, молодой Николай Чернышевский отнюдь не бесстрастно комментировал автора, обладая в высшей степени самостоятельным взглядом на вещи:

«История движется развитием знания. Если дополнить это понятие политико-экономическим принципом, то получим полную истину: развитие двигалось успехами знания, которые преимущественно обусловливались развитием трудовой жизни и средств материального существования. Влияние других исторических элементов было по преимуществу регрессивным».

Деятельность Чернышевского в журнале «Современник» (в 1856–1862 годах), где были напечатаны его «Лессинг», «Капитал и труд», «Критика философских предубеждений против общинного владения», и восхищение ими со стороны революционно-демократической молодежи не прошли мимо внимания реакционных кругов тогдашней России. Николая Гавриловича арестовали без особого повода, поместили в Петропавловскую крепость, после чего осудили по сфабрикованному с помощью подложных документов делу, подвергли гражданской казни и сослали на 20-летнюю каторгу.

Очерк Владимира Короленко о гражданской казни Николая Чернышевского, которая состоялась 19 мая 1864 года, читала вся думающая Россия: «Это пасмурное утро с мелким петербургским дождиком... черный помост с цепями на позорном столбе... фигура бледного человека, протирающего очки, чтобы взглянуть глазами философа на мир, как он представляется с эшафота... Да, это настоящий символ судеб и роли русской интеллигенции в тот период нашей общественности».

В электронной копии книги И. Сверчкова 1927 года «Русские революционеры. Ч. 1» описано, что III отделение предполагало ослабить влияние «опасного агитатора» на молодежь, но из этого ничего не получилось. Из властителя дум Чернышевский превратился в народного героя, а написанный им в Петропавловской крепости роман «Что делать?» стал одним из самых востребованных текстов, хотя и был запрещен вскоре после публикации.

Василий Розанов публичное отсечение писателя от общества, от «государственного строительства» расценил как преступление власти. Философ ставит Чернышевского в русской истории сразу за  Петром I: «Мы не наблюдаем еще натуры, у которой каждый час бы дышал, и каждая минута жила, и каждый шаг обвеян заботой об отечестве».

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки

Просмотров: 281 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив