/Культура/

Многогранная личность Михаила Кутузова раскрывается в подборке электронных документов Президентской библиотеки

К годовщине со дня рождения величайшего русского полководца Михаила Илларионовича Кутузова, отмечаемой 16 сентября 2016 года, Президентская библиотека представляет на своём портале электронные копии редких материалов, которые во многом по-новому оценивают личность выдающегося военачальника.

Таковым, по мнению авторов большинства изданий, Кутузов сумел стать, попав под сильное влияние полководца Суворова. «Действительная военная служба Кутузова началась при самых счастливых условиях, – пишет Виктор Жерве в книге 1912 года «Славный вождь 1812 года Кутузов», – он поступил в Астраханский пехотный полк, которым в то время командовал великий Суворов. Юноша Кутузов, которому тогда исполнилось 16 лет, ретиво принялся за дело и с таким успехом командовал ротою, что обратил на себя внимание Императрицы Екатерины II».

В книге Григория Писаревского 1942 года «Михаил Илларионович Кутузов», электронная копия которой находится в фондах библиотеки, глубоко и всесторонне проанализировано становление будущего фельдмаршала под началом легендарного Суворова. Наблюдая за своим кумиром,  Кутузов понял, за что его любят солдаты: после учений и маневров тот отдыхал вместе с однополчанами у бивуачного огня, ел из солдатского котла и коротал ночь в разговорах с солдатами об их горестях и радостях, шутил, сыпал прибаутками. В свою очередь, Суворов заметил талантливого ротного командира и приблизил его к себе: «Он рассказывал Кутузову, как пришлось ему тянуть лямку солдата и унтер-офицера, говорил о  том, что пресловутая прусская военная школа, годная для навербованной из прусской армии, ничего  не может дать русской, что сила последней в русском солдате, которого лишь надо учить тому, чего требует война, «солдат же ученье любит, было бы с толком».

Все правила рутинной военной муштры, пишет далее Писаревский, «одухотворялись одним гениальным суворовским правилом, составлявшим революцию в военном искусстве: «Всяк воин свой маневр понимает». Это правило провозглашалось в эпоху, когда в Европе господствовала линейная система, при которой каждый шаг солдата находился под наблюдением офицера: разуму солдата там не доверяли. Суворов, наоборот, развивал инициативу русских солдат, поощряя их самодеятельность. Эти новые веяния в области военного искусства глубоко воспринял Кутузов, усвоив наступательную стратегию, тактику и новые методы воспитания и обучения войск, благодаря которым Суворов воспитал лучшую в мире армию».

Бережное отношение к воинскому контингенту – основная черта Кутузова во время Отечественной войны 1812 года. «Ты видишь, что через каждые три дня я даю солдатам роздых. Вот как мы, северные варвары, сохраняем людей!» – говорил фельдмаршал пленному французскому интенданту». И тут, по мнению автора, «проглядывает не только отеческая забота о солдате, но и глубокий политический смысл: России нужно было после победы предстать перед сохранившими свои армии европейскими государствами – Австрией, Пруссией и Англией во всеоружии своего могущества, чтобы не сделаться игрушкой в их руках».

Воспитанный авторитетом такого редкостного мудреца и провидца, как Суворов, Михаил Илларионович пытался исполнить роль миротворца и по отношению к французскому контингенту. В декабре 1812 года, когда русские морозы стали главным противником захватчиков, Кутузов нашел весомые аргументы для того, чтобы попытаться убедить французов прекратить военные действия: «...Наполеон не подумал, что двум нациям, равно храбрым и могущественным, в сущности, не о чем спорить, и они должны не истреблять, а взаимно уважать друг друга и развивать связи во всех областях промышленности, торговли, искусства и науки, – читаем в электронной копии «Обращения главнокомандующего русской армией М. И. Кутузова к французским солдатам с призывом отказаться от продолжения военных действий». – Возвращайтесь мирно на родину, приведите туда с собой узурпатора… Вы приобретете право на признательность всей Европы, и память о вас будут чтить самые отдаленные потомки».

С театра военных действий фельдмаршал регулярно и помногу писал жене и пяти своим дочерям. Его письма были позже напечатаны в журнале «Русская старина», включая 83 письма к дочери графине Елизавете Михайловне Тизенгаузен. Биографы великого полководца не подозревали, что именно в этих исполненных тепла и суровой нежности посланиях чадолюбивого полководца тот раскрывал, по сути, самые что ни на есть стратегические военные тайны ведения войны. В электронной копии издания 1912 года выпуска «Кутузов в переписке с родными» Григория Георгиевского рассказывается, что дочери Анне он называл города и дороги, от которых призывал держаться подальше: «По-видимому, – предполагает автор, – при самом вступлении в командование русскими войсками Кутузов уже наметил вернейший путь к поражению неприятеля. Не Москву считал он главным театром войны. По-видимому, судьба Москвы уже решена была в его голове, умудренной громадными знаниями и многолетним боевым опытом и согретой чувством неподдельной, горячей любви к отечеству. Калужская дорога – вот театр войны, который наметил Кутузов еще не только до Москвы, но и до Бородина». И далее подчеркивает одно важное для исследователей обстоятельство: «Победа, и победа блестящая, досталась именно ему и после того, как он перенес театр войны на Калужскую дорогу. Это обстоятельство – план Кутузова – очень важно для истории Отечественной войны, и выясняется оно лишь благодаря письмам Кутузова к дочерям».

Как богатую противоречивую личность, наделенную инстинктом мудрости, характеризует Лев Толстой полководца в романе «Война и мир» – в Президентской библиотеке представлена электронная копия книги 1942 года из серии «Наши великие предки» «Фельдмаршал Кутузов: отрывки из романа "Война и мир"», где публикуются выдержки о полководце из бессмертного произведения Толстого. По мнению писателя, генералиссимус совершает поступки не на уровне их понимания, а на уровне некоего врожденного инстинкта. Кутузов не дает генерального сражения французам не потому, что не хочет, – этого хочет государь, хочет весь штаб, – а потому, что это противоречит естественному ходу вещей, который он не в состоянии выразить словами. Единственно верное решение о дне и месте Бородинской битвы Кутузов принимает в Филях, один против всех. Его бессознательный разум, вскормленный родной землей, побеждает сухую логику общепринятой военной стратегии.

«Россия никогда не забудет своего достойнейшего сына и вечно будет гордиться славными подвигами этого «идола северных дружин», маститого стража нашей Родины, смирителя всех её врагов», – так подытожил роль полководца Жерве в своем сочинении «Славный вождь 1812 года Кутузов».

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки

Просмотров: 328 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив