/Культура/

Древнейший памятник русского законотворчества в Президентской библиотеке

Коллекция Президентской библиотеки «Государственная власть» пополнилась новыми материалами о «Русской Правде» – древнейшем русском законодательном сборнике, относящемся к XI–XII векам.

Первоначальную основу «Русской Правды» составило законодательство великого князя Ярослава, дополненное и отчасти измененное его сыновьями, а позднее продолженное его внуком Владимиром Мономахом и, возможно, его потомками-князьями.

Литература, посвященная «Русской Правде», имеет более чем 200-летнюю историю. В 1738 году известный российский историк и государственный деятель В. Н. Татищев нашел список Новгородской летописи, в которую оказался внесенным текст «Краткой Правды» – одной из редакций «Русской Правды», изданной в 1767 году А. Шлецером под названием: «Правда Русская, данная в одиннадцатом веке от великих князей Ярослава Владимировича и сына его Изяслава Ярославича». С этого времени не истощается интерес историков к замечательному памятнику истории Древней Руси. Так, например, в своём фундаментальном историческом труде «История государства Российского» Н. М. Карамзин подробно исследовал этот крупнейший правовой акт периода ранней русской государственности.

В собрании Президентской библиотеки есть несколько редакций не только этого уникального документа, но и «правд» различных территорий России. Стоит отметить, что до того, как право стало государственным, оно было сугубо частным, что подтверждают источники, оцифрованные Президентской библиотекой.

Так, скажем, в электронной копии издания Святейшего Правительствующего Синода 1792 года «Правда руская или Законы великих князей Ярослава Владимировича и Владимира Всеволодовича Мономаха» можно прочесть следующее: «Законы первобытных руссов, как и прочих народов, приноровлены были к их нуждам, упражнениям и разумению; а как первый предмет человеков, вступивших в общественную жизнь, есть безопасность, следственно и законом первейшим долженствует быть такой, чтоб каждого жизнь, свобода и собственность были обеспечены; и таковые законы должны быть кратки и просты, каковы суть в самой вещи законы Ярославовы. Единого здравого рассудка довольно, чтоб понять их смысл и судье, и просителю».

Историографы определяют «Русскую Правду» как кодекс частного права – все ее субъекты являются физическими лицами, понятия юридического лица закон еще не знает. Среди видов преступлений, предусмотренных «Русской Правдой», нет преступлений против государства. Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов.

Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Статья 6 упоминает случай убийства «на пиру явлено», а статья 7 – убийство «на разбое без всякой свалы». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство, во втором – разбойное, корыстное, предумышленное. К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника, к отягчающим – корыстный умысел.

В электронной копии «Текста Русской правды на основании четырех списков разных редакций» (1846) автор свода Н. Калачов так обосновывает необходимость данного труда:

«Несмотря на то, что издание «Русской Правды» сделано со всей возможной отчетливостью, оно не дает, однако, полного понятия об отдельных её списках. …Я решился издать отдельно, в виде прибавления к полному тексту «Русской Правды», четыре ее списка, отличающиеся между собою не только по времени, когда они были составлены и написаны, но также количеством помещенных в ней статей, содержанием их и изложением и, наконец, самым порядком, в каком они друг за другом следуют».

Таким образом, «Русская Правда» – сложная компиляция, судьба которой напоминает судьбу наших летописных сводов. Перед нами не законченная система, а ряд наслоений, разновременных и разнохарактерных. В 1497 году в Московском централизованном государстве был издан судебник, который заменил «Русскую Правду» в качестве основного источника светского права на территориях, объединенных в составе централизованного Русского государства. По мнению специалистов, непреходящее значение первый русский свод законов имеет также как исключительно ценный источник по изучению разговорного языка Древней Руси.

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки

Просмотров: 189 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив