/Культура/

«Крузенштерн хотел познакомить русский флот с океаном»

19 ноября 1770 года родился Иван Федорович Крузенштерн (1770–1846), мореплаватель, адмирал, руководитель первой русской кругосветной экспедиции и основатель морского дела как науки. Его разностороннюю деятельность на благо Отечества отражают электронные копии раритетных книг, ставшие доступными на портале Президентской библиотеки.

Родившийся и возмужавший в имении Хагиди в Эстляндии (ныне Эстонии), Иван Крузенштерн стал морским офицером в Петербурге. Быстро набирался флотского опыта в сражениях против шведов, в службе на английских судах: ходил с ними в плавания к берегам Северной Америки, Антильским островам, в Индию и даже в Южный Китай. Но мечтал о собственной экспедиции. Хлопоча о ее организации, о чем подробно рассказывается в фундаментальном труде Крузенштерна «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах на кораблях „Надежда“ и „Нева“», он приводил в защиту своей идеи различные аргументы, в том числе сугубо прагматичные, сводившиеся в первую очередь к обеспечению всем необходимым поселенцев Русской Америки:

«К таковым потребностям принадлежит даже и хлеб; потому что ни на Алеутских островах, ни на берегу Америки нет землепашества». Все необходимое «могло быть с выгодою исполнено» не иначе как посредством морского сообщения. «До того доставлялось все нужнейшее через Якутск в Охотск сухим путем, к чему употреблялось ежегодно более 4000 лошадей, и вот возвысили цены на все, а в Охотске до крайности. Так, например, пуд ржаной муки стоил там 8 рублей, тогда как в Европейской России продавался по 40 или 50 копеек. Перевоз якорей и канатов казался совсем невозможным…»

Крузенштерн в 1799 году представил правительству проект морской экспедиции. Целью ее было найти более удобный путь, посредством которого Россия могла бы снабжать свои колонии на северо-западном берегу Америки, успешно торговать и – главное – произвести научные изыскания для познания и взаимовыгодного использования труднодоступной по тем временам части света.

Правительство Павла I отклонило этот блестящий логистический проект. Зато Александр I поддержал столь необходимое России предприятие, желая тем самым укрепления и развития созданной для деятельности за океаном Российско-американской компании. Как известно, русские были первыми европейцами, основавшими поселения на северо-западном побережье Америки, вдоль которого велся промысел морского зверя. Российско-американская компания активно расширялась, создавая на берегу Тихого океана свои фактории. Компании было предоставлено монопольное право эксплуатировать богатства северо-западной части Тихого океана, торговать с соседними странами – и при этом возводить укрепления, содержать военные силы, строить флот.

Однако развитие торговли, морского и охотничьего промыслов в дальневосточных водах потребовало детального изучения этих районов Тихого океана. Российско-американская компания решить такую задачу своими силами не могла: она не располагала для этого ни квалифицированными моряками, ни кораблями, приспособленными для исследований. Послать такие корабли можно было только из Петербурга. Проектом Крузенштерна заинтересовался в результате глава Российско-американской компании Н. П. Резанов.

В 1803 году из Кронштадта был дан старт первому русскому кругосветному плаванию на двух парусных шлюпах «Надежда» и «Нева». Экспедиция финансировалась совместно Российско-американской компанией и русским правительством. Руководство экспедицией было возложено на Крузенштерна, который вышел в море на «Надежде». Капитаном «Невы» он поставил Юрия Федоровича Лисянского, своего друга и однокашника по Морскому шляхетному корпусу. Подробные требования, маршруты и ожидания мореплавателей описаны в рукописном документе «Инструкция Главного правления Российско-Американской компании начальнику первой русской кругосветной экспедиции капитан-лейтенанту И. Ф. Крузенштерну», доступном на портале Президентской библиотеки.

За время плавания на борту обоих парусников чего только ни происходило: буря, настигшая «Надежду» у берегов Японии, в клочья изодрала паруса шхуны, мореплаватели испытывали нехватку продуктов, способных обезопасить личный состав от цинги, каюты на судах были только общие, и Крузенштерн вынужден был писать свои записки в кают-компании на краешке стола…

В подобных суровых условиях нужно было не просто выжить, но еще и работать. Офицеры стояли на вахте при любой погоде, вели тригонометрическую съемку, делали записи в личных дневниках наблюдений. Натуралисты изготовляли чучела рыб, птиц, заспиртовывали и засушивали морских животных, составляли гербарии. Крузенштерн отвечал за весь корабль и экипаж, руководил навигационными и астрономическими наблюдениями, вел большую научную работу.

Русские моряки стоически переносили все трудности, ведь Иван Федорович, как свидетельствуют мемуары, умел вовремя по-отечески поддержать каждого отчаявшегося, напомнить о том, что мир ждет их открытий. Обо всем этом можно прочесть в электронной копии издания «Адмирал И. Ф. Крузенштерн. Первый русский плаватель вокруг света».

Через три года Крузенштерн вернулся из кругосветного плавания «с богатою добычей научных сведений». Результаты этого замечательного плавания обогатили русскую науку. На карту мира были нанесены новые острова, проливы, рифы, бухты и мысы, исправлены неточности карт Тихого океана. Русские моряки составили описание побережья Японии, Сахалина, Курильской гряды и многих других районов, по которым пролегал их путь. Они не ограничились открытиями чисто географического порядка, а провели также всесторонние исследования океанических вод. Русским мореплавателям удалось изучить различные течения и открыть межпассатные противотечения в Атлантическом и Тихом океанах. И в России, и за ее пределами Крузенштерн заслуженно считался лучшим гидрографом Тихого океана. Отчет руководителя экспедиции Крузенштерна был переведен на все европейские языки и стал достоянием не только специалистов, но и всего образованного мира.

На третье поприще, не менее значимое, Крузенштерн вступил по воле императора Николая I, назначившего его в начале 1826 года директором Морского кадетского корпуса. Подготовка морских офицеров считалась труднейшей задачей в деле развития флота, «разрешить которую не могут и денежные средства». Долгие годы Россия вынуждена была приглашать морских офицеров из чужих стран. Получив возможность работать в этом направлении, Крузенштерн прославил русский флот еще и целым рядом «драгоценных сочинений, которые признаны были всем образованным миром достойными полного внимания». Русский флот отныне получил свою литературу, которой можно было гордиться и которая используется и в наше время.

В результате по количеству исследовательских плаваний в первой половине XIX века с Россией не могли сравниться ни Англия, ни Франция.

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки

Просмотров: 102 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив