/Культура/

Фонд Президентской библиотеки открывает нового Мандельштама

К 126-летию со дня рождения русского поэта Осипа Эмильевича Мандельштама (1891–1938) Президентская библиотека представила на своем портале его исследовательское эссе 1922 года «О природе слова», которое обнаруживает в гениальном лирике редкую способность к аналитике в области литературы и филологии.

Родился поэт 15 января в Варшаве в семье мастера-кожевенника, мелкого торговца. В 1897 году семья переехала в Петербург. Здесь Осип окончил знаменитое Тенишевское коммерческое училище, давшее ему прочные знания в гуманитарных науках; отсюда берет начало и захватившее его с головой увлечение поэзией, музыкой, театром.

В 1907 году Мандельштам слушает лекции в Сорбонне, знакомится в Париже с Николаем Гумилевым. Интерес к литературе, истории, философии приводит его в Гейдельбергский университет, где он обучается в течение года. По возвращении в Петербург устанавливает свои первые связи с литературной средой.

В эти годы он увлекается поэтикой и идеями поэтов-символистов. Однако, систематизировав свои знания на историко-филологическом факультете Петербургского университета, поэт осознает, что ему созвучнее организованный Николаем Гумилевым «Цех поэтов», который культивировал акмеизм (от греческого слова акме – высшая степень чего-либо, цветущая сила). Здесь он тесно общается с Ахматовой, Городецким, Кузминым, в Крыму, в доме Максимилиана Волошина, где он бывал не раз, знакомится с Мариной Цветаевой. «У него никогда не было не только имущества, но и постоянной оседлости – он вел бродячий образ жизни», – писал Корней Чуковский.

В 1913-м вышла в свет первая книга стихотворений Мандельштама – «Камень», сразу поставившая автора в ряд значительных русских поэтов.

Мандельштам начинает выступать в печати не только со стихами, но и с переводами, со статьями на литературные темы, такими как эссе «О природе слова». В своем сочинении Мандельштам задается вопросом: едина ли русская литература? «В самом деле, является ли русская литература современная той же самой, что литература Некрасова, Пушкина, Державина или Симеона Полоцкого? Каков существенный принцип русской литературы?»

Ответ на поставленный им вопрос эссеист нашел в самой природе русского языка, стихией которого владел как никто другой: «Критерием единства литературы данного народа может быть признан только язык народа, ибо все остальные признаки условны, преходящи и произвольны, – читаем в сочинении «О природе слова». – Язык же, хотя и меняется… в пределах всех своих изменений остается постоянной величиной, „константой“, остается внутренне единым».

В совершенстве владея французским, немецким и английским языками, Осип Эмильевич брался в целях заработка за переводы прозы современных зарубежных писателей. И, конечно, с особой тщательностью относился к стихотворным переводам, в которых ему не было равных. В 1930-е, когда начались гонения на Мандельштама и печататься становилось все труднее, перевод оставался той отдушиной, посредством которой Осип Эмильевич мог сохранить себя.

«Кому мог помешать этот поэт с хилым телом и с той музыкой стиха, которая заселяет ночи? – сокрушается Илья Эренбург в книге «Люди, годы, жизнь». – Да, Осип Эмильевич боялся выпить стакан некипяченой воды, но в нем жило настоящее мужество, которое прошло через всю его жизнь – до сонетов у лагерного костра…»

Казалось, что мужество – отнюдь не из первых достоинств этого трогательного, по-детски наивного человека. Но вот после того, как в черных воронках был увезен ряд его друзей-поэтов, а еще раньше расстрелян Николай Гумилев, именно Мандельштам пишет в ноябре 1933 года свое знаменитое стихотворение, на которое не мог отважиться никто из его не менее великих собратьев по цеху:

«Мы живем, под собою не чуя страны

Наши речи за десять шагов не слышны,

А где хватит на полразговорца,

Там припомнят кремлёвского горца…»

После доноса на Мандельштама последовали две ссылки – в Пермский край и в Воронеж. Написанный там цикл стихотворений «Воронежские тетради» был признан вершиной творчества поэта, однако «литературоведов» от идеологии это только подстегнуло к дальнейшим провокациям. Они не дали поэту после завершения воронежской ссылки залечить моральные и физические раны, и поэт снова был арестован в мае 1938 года. Последовал приговор: пять лет исправительно-трудовых лагерей за «контрреволюционную деятельность».

По не вполне подтвержденным данным, Мандельштам умер 27 декабря 1938 года от тифа в пересыльном лагере под Владивостоком. Стихи поэта, сохраненные друзьями, рисковавшими попасть под сталинский пресс, были опубликованы лишь с наступлением «оттепели» 60-х…

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки

Просмотров: 193 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив