/Культура/

ВО ТАМАНИ ПИР ГОРОЙ…

В Москве, на сцене Большого зала Государственного Кремлёвского дворца 18 октября прошёл концерт, грандиозное представление творческих коллективов Краснодарской филармонии имени Г.Ф. Пономаренко.

Зрителям столицы была показана красочная, виртуозная танцевальная, музыкальная и песенная шоу-программа «Во Тамани пир горой». В ней приняли участие широко известные творческие коллективы филармонии: концертный ансамбль танца и песни «Кубанская казачья вольница», концертный русский народный оркестр «Виртуозы Кубани», концертный ансамбль «Ивушка», ансамбли «Скрыня» и «Гильце», квартет «Адажио». Более трёхсот артистов в более чем тысяче многоцветных и многокрасочных народных и оригинальных костюмах представляли жителям и гостям столицы неповторимое своеобразие многонационального казачьего края, всероссийской житницы Кубани. Народная артистка России, профессор, генеральный директор и художественный руководитель Краснодарской филармонии имени Г.Ф. Пономаренко Вероника Ивановна Журавлёва-Пономаренко, отметила, что это уже восьмое выступление коллектива в Москве. Для кубанских артистов филармонии оно стало особенным и потому, что программу составили как давно полюбившиеся, так и новые номера, и потому, что выступление кубанцев в столице посвящено 80-летию образования Краснодарского края. Чего нельзя было не заметить сразу же, так это того, что значительную часть артистов филармонии составляют молодые люди, выпускники Краснодарского государственного института культуры. Не первый раз доводится мне видеть и слышать «Кубанскую казачью вольницу», коллективы Краснодарской филармонии. Помню необычное ощущение от их прошлогоднего выступления, когда я, давний и непоколебимый приверженец традиционной народной песенной культуры, вдруг с удивлением обнаружил существование иного художественного мира. Но ведь слышал же их и ещё ранее, и такого удивления не было. Значит они достигли такого мастерства и такого сценического совершенства, что не подивиться этому было уже невозможно. Шоу-представление, как известно, имеет как свои формы проявления, так и свои, вполне сознательно поставленные эстетические задачи. Единый, всеобщий и все нарастающий танцевальный и музыкальный порыв, и, как итог и результат – шумное веселье и многоликое ликование, передающееся и зрителям, готовым улететь за этими дразнящими и искушающими звуками и красками неведомо куда. Здесь – полная безотчётность порыва, кстати, свойственная изначально и народной песне. Или – наоборот, перенимающая это свойство из песни народной. А потому такие шоу-представления и программы мы и должны оценивать с точки зрения их родовых особенностей и стоящих перед ними задач. Нынешняя шоу-программа, представленная в Кремлёвском дворце, эту свою задачу показать веселье и радость бытия – выполнила блестяще. Это, переливающееся красками и звуками ликование, порой как бы и вовсе парящее над сценой кажется таким лёгким, воздушным. И можно лишь догадываться, каких трудов это стоило художественным руководителям, многочисленным артистам, чтобы это многоголосое действо заговорило единогласно. Но нам, зрителям, нет до этого дела, мы и вовсе не задумываемся над этим, так как искренне верим в эту, передающуюся нам радость жизни. Во всяком случае до тех пор, пока она хлещет со сцены, пронизывая и увлекая нас за собой… Сценическое искусство коллективов Краснодарской филармонии имеет свои, ярко выраженные особенности. Я уж не говорю о высоком темпе исполняемых номеров. Это, что называется, родовое, таков темперамент жителей Северного Кавказа. Ну замечено же ещё в позапрошлом веке, что если посмотреть на разговаривающих друг с другом кубанцев, то со стороны кажется, что они ссорятся. Но есть и своеобразие жанровое, глубоко продуманное и принципиальное как для художественных руководителей, так и для исполнителей. Это не просто соседство, но совмещение вокала и хореографии; песни, танца и музыки являет нечто новое, создаёт своеобразную пограничную эстетическую реальность, конечно же, связанную с народными традициями, но и не чуждую принципам шоу-представлений. С их шумным весельем, изображающим разгульную народную стихию. Понятно, что такого слияния разных видов и жанров сценического искусства можно достичь только продуманной режиссурой. Это редкий, а может быть, единственный случай в современном сценическом искусстве, когда вокальная группа артистов выступает наравне с танцорами. И тут, как мне кажется, раскрылся во всей полноте талант народного артиста России, художественного руководителя «Кубанской казачьей вольницы» Николая Кубаря, можно уверенно сказать, выдающегося хореографа. Поражает широта охвата танцевальных номеров. Не только кубанские казачьи и танцы народов Северного Кавказа, но и исторические реконструкции – боевой скифский и лирический греческий танцы. Но с особым восторгом были встречены зрителями темпераментные танцевальные номера – адыгский и молдавский… Подчас даже кажется, что Николай Кубарь поставил перед собой грандиозную задачу показать танцы народов мира и только временные пределы концерта не позволяют ему сделать этого. А там, за кулисами у него припасено ещё и ещё… Слушая выступление филармонистов ранее, задавался вопросом: а не вытесняет ли танец песню? Но это выступление убеждает, что найдено оптимальное их соотношение. Художественный руководитель нисколько не опасаясь, включает в программу очень уж широко известные песни: «Вечерний звон», «Не для меня придёт весна», «Каким ты был, таким ты и остался», «Любо, братцы, любо», которые исполняют и другие коллективы. Ведь это оправдано лишь тогда, если находится их исполнительское своеобразие. И эти широко известные песни коллектив исполняет по-своему. Более того, казалось бы, такая давняя, ещё позапрошлого века песня «Рябина» («Что стоишь качаясь, тонкая рябина») вдруг зазвучала совершенно по своему (солистка Вероника Журавлёва-Пономаренко). Смею сказать, что она стала, пожалуй, центральным номером всей концертной программы. Во всяком случае для меня. Песня прозвучала с такой мощью, с какой «Рябина» давно уже не звучала на наших сценах. Видимо, непросто в это искрящееся и пенящееся шоу естественно вплести песню. Но постановщикам данного радостного действа это удаётся. И думается потому, что значительное место в нём занимает блок песен современных, авторских, тематически явно определённых, а также песен народного артиста СССР Григория Пономаренко, из золотого песенного фонда советской поры. Даже у зрителя неискушённого происходит какое-то припоминание того дорогого и заветного, которое, казалось, затерялось где-то во времени и никогда уже не проснётся. Но вот пробуждается, захватываемое неожиданным вихрем звуков… Вовлекаются в это действо и песни народные, давно любимые, которые у многих на слуху, живущие в репертуарах других коллективов. Это, пожалуй, методологически самый сложный и трудный аспект для концертных ансамблей. Ведь шоу-представление и народная песенная традиция если и не конфликтуют, то как правило, не мирятся по самой своей природе. И это не аномалия, а норма. И всё же постановщикам нынешней шоу-программы, как мне кажется, удалось разрешить эту проблему естественного сочетания, казалось, несовместимого. И, как видится, удалось потому, что они обращаются к песне народной лишь в той мере, в какой она необходима для их концертных задач, как бы заимствуя, позычая у народной песни ту энергию, которая в ней всегда есть, – для своего праздничного сценического ликования. Подхваченный этим фейерверком звуков, красок, движений, вдруг ловлю себя на мысли, что в этом восторге находит отдохновение уставшее от тяжких дум сознание. И подхваченная волшебным вихрем, утопает в забвении уже было совсем присмиревшая душа… Надолго ли мне, искушённому, хватит этого восторга, об этом не хочется думать, пока звенит и переливается это виртуозное сценическое действо. Совершенно очевидно, что Краснодарская филармония сегодня поднимается на ведущее место в общей картине сценического танцевального и песенного искусства края. Если бы меня попросили определить одним словом это завораживающее действо, я бы сказал: там – красиво, там – праздник! Это – ярмарка, в хорошем значении слова. Но этой цели и хотели достичь постановщики представления. В связи с тем, что основной пафос концерта – прославление родного края, гордость за него и в связи с тем, что в названии шоу-программы «Во Тамани пир горой» звучит дорогое моему сердцу имя Тамань, – как символ Кубани, позволю себе высказать хотя бы кратко своё понимание. Ведь не то что многие годы, но уже десятилетия, я всматриваюсь в это сакральное место, изучая непревзойдённый памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве». О, эта таинственная Тамань, «вечный город», как говорят о ней древние хроники. Смкерц, Таматарха, а потом – туманная, загадочная Тмутаракань – город и древнерусское княжество, соперничающее с самим Киевом. Впервые помянутая в летописи в год Крещения Руси, она пытает с тех пор душу и сознание русского человека. К ней постоянно обращался безвестный автор «Слова о полку Игореве», из которого ясно, что «поискать града Тмутуракани», значит поискать некоего идеала, смысла бытия. Постоянное пристанище то ли опальных, то ли торжествующих князей. Там князь Мстислав зарезал Редедю пред его полками в 1022 году. И это связано с явлением Божией Матери на Кубани. Там князь Глеб в 1068 году зачем-то мерит по льду расстояние «от Тмутаракани до Корчева», то есть от Тамани до Керчи. Эту надпись на «Тмутараканском камне» находят наши предки, верные черноморцы, пристав к этому берегу 25 августа 1792 года по повелению Екатерины Великой. И там, куда указал тмутараканский князь Глеб почти 940 лет назад, сегодня сооружается грандиозное видение Крымского моста!.. Нет, не так проста эта малая, но таинственная Тамань. Там, вроде бы, случайно, в 1837 году оказывается великий русский поэт и пророк М.Ю. Лермонтов. То ли по военной, служебной надобности, то ли Божье провидение привело его сюда, чтобы он засвидетельствовал о том, что Тамань, то теряющаяся во времени, то опять вытекающая из прошлого – на месте. Там – слёзы рекой, там – пир горой. И это всё – Кубань!.. Да что там, как убедительно доказал наш современник, выдающийся лингвист О.Н. Трубачёв, именно где-то там, близ Тмутаракани, Тамани, в «кубанских плавнях» появился корень рус, - давший название народу – русский. И отсюда, с юга на север, а не наоборот, как считали ортодоксы-западники, он распространился на всю страну. Там впервые появилось слово Россия в её нынешнем звучании, что подтверждается международными договорами. Как считают некоторые исследователи – в районе нынешней станицы Голубицкой…

И ещё, – вроде бы игра слов, а на самом деле сокровенных смыслов, столичному зрителю не сразу и понятных. На красочных подсветках, сопровождающих весь концерт, появляется слово «Атамань». Так называется этнографическая станица, музей под открытым небом. Так где же мы были – во Тамани, на Тамани, в Атамани?.. Язык, оказывается, умнее нас. Куда бы не отправлялись, а снова попадаем в вечную и неизменную Тамань. Как мне было не думать об этом в Кремлёвском дворце, со сцены которого, переливаясь и варьируясь, то приближаясь, то удаляясь, то скрываясь, то появляясь, дразнило душу дорогое имя моей малой родины – Кубани.

Пётр Ткаченко, литературный критик, публицист, прозаик.

г. Москва

Просмотров: 370 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.