/Образование/

В Президентской библиотеке расскажут о малоизвестной попытке прорыва блокады Ленинграда

24 ноября 2018 года исполнилось 288 лет (по другим данным – 289 лет) со дня рождения выдающегося русского полководца, национального героя, основоположника отечественной военной теории графа Рымникского и князя Италийского Александра Васильевича Суворова, которому посвящена специальная коллекция Президентской библиотеки.

Его тактику и поистине удивительную личность изучают до сих пор. Современники Суворова– не только в нашей стране, но и по всему миру – зачастую видели в нем своё единственное спасение. Сам великий британский адмирал Нельсон мечтал хотя бы внешне походить на русского генералиссимуса: «Меня осыпают наградами, но нынче я удостоился величайшей награды: мне сказали, что я похож на Суворова…»

Родился будущий полководец в 1730 (или 1729) году в семье генерал-аншефа, крестника Петра I Василия Ивановича Суворова. Именно он и занялся обучением сына. Об этом подробно рассказано в раритетной книге Е. Д. Желябужского «Александр Васильевич Суворов» (1873), которая доступна на портале Президентской библиотеки: «Под его руководством, имея хорошия способности и охоту к ученью, Саша скоро основательно изучил языки французский и немецкий, познакомился с польским и итальянским, изучил математику, географию, историю; вместе читали они Плутарха, Корнелия Непота и другия образцовыя сочинения греческих и римских писателей».

Немаловажно отметить, что Василий Иванович не хотел для Александра, который с детства не отличался крепким здоровьем, карьеры военного – он мечтал, чтобы сын стал видным чиновником. Однако чаяниям отца не суждено было сбыться. Вот что пишет в своей книге «Суворов-солдат»(1900) российский военный деятель А. В. Геруа: «Василий Иванович, военный лишь по мундиру, и сына своего, к тому же некрепкаго здоровья, не предназначал к военной службе. Но склонность к ней выразилась у мальчика самым ярким образом. Своё свободное время он посвящал чтению книг военнаго содержания, имевшихся случайно у него под рукою; бросив книги, он садился верхом, скакал часто в непогоду без всякой определённой цели, и усталый, промоченный дождём, пронизанный ветром мальчик возвращался домой. Все эти странности и неровности его характера, наряду с серьёзностью не по летам, поражали близких людей».

Действительно, быть военным Суворову было начертано судьбой. И Василию Ивановичу пришлось свыкнуться с выбором сына.

В 1742 году Александр Суворов начал долгожданную военную службу. Он был зачислен мушкетёром в Семёновский полк. И очень скоро его заметила Екатерина Великая, которая, как известно, имела дар молниеносно угадывать в человеке талант. О том, каким впервые предстал будущий легендарный полководец перед императрицей, пишет известный русский писатель и медик В. А. Лунин в своей книге «Граф Александр Васильевич Суворов, знаменитый герой русский»(1900), которая имеется в электронной коллекции Президентской библиотеки: «Суворов был небольшого роста, худощав и несколько сутуловат; лицо имел продолговатое, глаза голубые, выражающие великий ум, доброту и твёрдость характера. Проницательная Императрица Екатерина II обратила на него своё царское внимание и не ошиблась, так как Суворов был, можно сказать, украшением продолжительнаго и славнаго ея царствования, внушив врагам России высокое уважение к русскому оружию».

Суворов, дворянин по рождению, имел возможность довольно быстро сделаться офицером и легко получить должность в армейском командовании. Но сам Александр Васильевич предпочёл иной путь, чем разительно отличался от сверстников. Он решил добросовестно пройти службу с самого начала, то есть целиком испытать на себе нелёгкую долю тогдашнего солдата. «Нужно было идти на караул, и Суворов шёл с радостию, хотя бы то было в трескучий мороз или ненастную погоду; происходило учение, и Суворов смирно стоял наряду с прочими солдатами; он сам чистил свою амуницию, хотя и имел средства нанять, как и делали его товарищи. Суворов не отлынивал от дела, а, напротив, искал его, желая в совершенстве знать солдатскую службу», – говорится в издании «Александр Васильевич Суворов».

Эта практика сыграла огромную роль в жизни Суворова. Позднее, став офицером, он заслужил искреннее уважение подчинённых, которые готовы были решительно на всё ради своего командира. Что же касается императорского двора, то его расположение, по мнению самого Александра Васильевича, он заслужил благодаря своему нестандартному поведению. И правда: кто ещё будет на торжественных приёмах вести себя подобно шуту – без боязни говорить правду всякому, кто захочет или не захочет её услышать, облекая свои слова в тонкую сатиру? «Цари меня хвалили, солдаты любили, друзья мне удивлялись, враги меня ругали, придворные надо мною смеялись. Езопом являясь при дворах, побасенками говорил я правду, был Балакиревым для пользы отечества и пел петухом, пробуждая сонливых; а родись я Цезарем, я был бы горд, как он, но удержался бы от его пороков», – цитирует полководца Е. Д. Желябужский.

Впервые в боевых действиях Александр Васильевич Суворов проявил себя во время Семилетней войны в июле 1759 года близ города Ландсберга (современный Гожув-Велькопольский), принадлежащего тогда Пруссии. Малочисленный отряд казаков под началом Суворова переправился вброд через реку и неожиданно оказался перед городскими воротами. По численности гарнизон в несколько раз превосходил силы, вверенные Александру Васильевичу, что не могло не встревожить солдат. Однако никто, кроме Суворова, не мог вмиг поднять боевой дух своих подчинённых и, конечно, тем самым привести их к победе. Подробно этот эпизод описан в уникальном издании для школ Министерства народного просвещения «Князь Италийский граф Суворов Рымникский» (1873), с которым можно ознакомиться на портале Президентской библиотеки: «Один из казаков, заметив, что город занят прусскими гусарами, сообщил о том Суворову.

– Помилуй Бог, как это хорошо, – отвечал он, – ведь их-то мы и ищем!

– А может быть, их много, – заметил кто-то из отряда.

– Тем лучше! Ведь не считать же мы их пришли, а бить, – отвечал Суворов».

Подобные случаи приводили к резким карьерным взлётам Александра Васильевича. После Семилетней войны он стал полковником, затем бригадиром. Командовал Астраханским, Суздальским, Смоленским и Нижегородским полками.

Применил качества блестящего стратега и полководца Суворов и во время усмирения так называемой Барской конфедерации в Польше, которая ставила своей целью свержение короля и обострение отношений с Россией. Вот какая оценка действиям Александра Васильевича даётся в издании «Князь Италийский граф Суворов Рымникский»: «Суворов уничтожил Барскую конфедерацию, и ему одному принадлежит вся честь и слава наших удачных действий в Польше, следствием которых было присоединение к России ея древнего достояния – Белоруссии». В разгар этой кампании за беспримерную доблесть Екатерина II пожаловала военачальника орденом Святого Георгия – высшей воинской наградой – и чином генерал-майора.

В ходе Русско-турецких войн (1768–1774 и 1787–1791) Суворов стал настоящей звездой на военном небосклоне: русский солдат всегда был готов умереть за него, а вражеский испытывал перед ним почти первобытный страх. Об одном из тех сражений – при Кинбурне (1774) – рассказывается в вышеупомянутой книге Желябужского «Александр Васильевич Суворов». Тогда храбрый полководец чуть был не убит и дрался в первых рядах своих войск. Невероятную силу этого человека было не сломить. Автор цитирует письмо, которое Суворов написал своей юной дочери после того боя: «Друг мой Наташа! У нас была драка посильнее той, когда вы друг друга за уши дерёте. И как мы танцовали: в боку картеча, на руке от пули дырочка, да подо мною лошади мордочку оторвало. То-то была комедия...»

За другое славное сражение – при Рымнике – Суворов был удостоен уже международной славы. Тогда русские войска под его командованием пришли на помощь союзной австрийской армии и приняли бой со стотысячным войском турецкого Юсуф-паши. Битва продолжалась 12 часов и завершилась разгромом турок.

1790 год был отмечен ещё одним ратным подвигом Александра Суворова – взятием укреплённой по последнему слову, считавшейся неприступной крепости Измаил. «Все заговорили о взятии Измаила, а поэт Державин воспел его в своей оде. Взятие Измаила поставило Суворова выше всех его современников. Европа с завистью и удивлением смотрела на этого русскаго великаго человека, а Русские благоговели перед ним», – говорится в издании «Александр Васильевич Суворов».

Венец военной славы Суворова пришёлся на царствование нового российского императора Павла I. При нём Россия вступила в антифранцузскую коалицию. Была создана объединённая русско-австрийская армия для похода в Северную Италию, захваченную войсками Наполеона. Австрийский император настоял, чтобы союзными силами руководил именно Александр Васильевич, который был уже в преклонных годах и удалился жить в своё поместье. Но поле боя его вновь звало, и устоять перед этим зовом он не смог. «Восторжествовало сердце старика героя! Приняв под своё начальство союзное войско, Суворов выиграл десять сражений, взял 25 крепостей и восемьдесят тысяч французов в плен. Иностранные короли и императоры осыпали его наградами. Грудь Суворова не могла поместить на себе дарованных ему орденов. Император Павел I повелел воздавать почести Суворову, как ему самому», – пишет В. А. Лунин в книге «Граф Александр Васильевич Суворов, знаменитый герой русский».

Длинная череда великих побед Суворова пополнилась подвигами на горных высотах Швейцарии. В ноябре 1799 года ему было присвоено высшее воинское звание – генералиссимус.

Скончался Александр Васильевич Суворов 18 мая 1800 года и был похоронен в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Большую часть своей жизни он отдал военному делу. Участвовал в семи войнах, провёл 60 сражений. Сформулировал новую тактику действий русской армии: «глазомер, быстрота, натиск». Она не знала поражений. Неоднократно Суворова привлекали для решения внутриполитических конфликтов в России и за её пределами. В частности, он руководил подавлением бунта Емельяна Пугачева (1774) и Польского восстания (1794).

В память о Суворове названы улицы во многих российских городах, его имя носят знаменитые суворовские училища, воздвигнуты памятники. Монумент в Санкт-Петербурге скульптора М. И. Козловского выделяется особенно – решение о его установке впервые в истории России было принято при жизни знаменитого генералиссимуса.

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки

Просмотров: 621 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.