/Образование/

Следственный Комитет введен в заблуждение

Российская общественность, родительское сообщество, педагоги и учителя, выражают свою обеспокоенность в связи с публичным выступлением помощника председателя СК РФ Комиссарова Игоря Федоровича в средствах массовой информации 29 ноября 2018 года: «Нельзя убить или заставить совершить преступление по интернету. <...> Ни в одном случае нет определяющего влияния только интернета на последующие действия несовершеннолетних. Никогда те или иные группы, содержащие деструктивный контент, не становились главной причиной детских суицидов, противоправного или опасного поведения несовершеннолетних», — сказал Комиссаров, добавив, что не надо «демонизировать» интернет.

По его словам, саморазрушительное поведение российских школьников обусловлено комплексом причин. В первую очередь речь идет о длительной психотравмирующей ситуации в сочетании с отсутствием понимания и поддержки окружающих. На психологическое состояние ребенка могут влиять проблемы в семье или школе, трудности в общении со сверстниками, отсутствие хобби и позитивной деятельности, употребление алкоголя и психостимуляторов.
Комиссаров отметил, что подростки могут тяжело переживать ситуации, которые взрослым кажутся несерьезными. Например, неразделенная любовь, травля и даже плохая оценка. Часто попытки самоубийства или само самоубийство — это шанс привлечь внимание к себе и своей проблеме. Такие же цели преследуют те, кто наносит себе увечья, например, режет себя. Причинение себе физической боли помогает молодым людям заглушить душевную боль, подчеркнул помощник главы СК.
По нашему мнению, Комиссаровым И.Ф подменены первопричины и следствие: в частности, - следствие поведенческих особенностей преподносится как причина, а следствие от такого поведения, которое ощущает на себе все общество выставляется причиной, - то есть: виновато общество, школа, родители. Хотя результаты многочисленных научных исследований и экспертиз имеют и другие выводы.
У большинства читателей, ознакомившихся с публичным выступлением Комиссарова И.Ф, складывается впечатление, что у него отсутствует какое-либо понимание процессов, происходящих с несовершеннолетними, и отсутствуют представления о процессах, происходящих в информационной среде интернет.
Из многочисленных научных источников, общеизвестно, что первопричиной саморазрушительного поведения становится влияние стихийной социализации, в том числе и в сети интернет. Проблемы, связанные с отклоняющимися социализационными траекториями, с неизбежностью оказывают всестороннее обратное влияние на рост девиантного и делинкветного поведения. Это является следствием не усвоения частью молодежи социальных ролей и норм, необходимых для успешного вхождения в жизнь взрослого общества. Интернет не только выступает мощным фактором вторичной социализации, но и выигрывает конкуренцию у институтов, реализующих первичную социализацию (это семья и школа). В большинстве случаев, первично формирование у юного поколения отрицательных позиций в отношении семьи, школы и общества. Естественно, только после такого тлетворного информационного воздействия наступает конфликт между “средой обитания” и подростком. Источником протестного, конфликтного самовыражения несовершеннолетнего уже не является первичная среда социализации. А мощным средством для распространения деструктивных идеологий, разлагающих юное поколение становится интернет как инструмент, вторичной по фундаментальным определениям, и первостепенной по факту, сегодняшних реалий среды социализации.
Нельзя винить к примеру телефон, за то, что злоумышленник, используя его как инструмент, достигает своих целей, но требуется давать оценку преступнику и преступлениям, совершаемым с использованием этого инструмента. В такой же роли на данный момент выступает и интернет. Это инструмент, который бесконтрольно может использоваться злоумышленниками, что в принципе очевидно и не вызывает сомнений ни у кого.
В прошлые годы, Следственным Комитетом РФ в суды были направлены материалы, и привлечены к уголовной ответственности ряд лиц, чья вина в оказании воздействии на детей с использованием сети интернет была доказана. Легшие в основу этих уголовных дел экспертизы имеют научное обоснование, с такими доводами согласились суды, вынося обвинительные приговоры.  И это иная точка зрения в данном вопросе, отличная от представленной Комиссаровым И.Ф. констатирующего, что данной проблемы нет.  С учетом такой позиции, можно прийти к выводу, что привлечённые к уголовной ответственности лица были осуждены незаконно.
Такая позиция, перекладывающая всю ответственность, в том числе и за необеспечение информационной безопасности только на семьи и образовательные организации выражает явное неуважение к родительской общественности, педагогам и вызывает у них возмущение. Что касается родителей, прошедших через личные трагедии, навсегда изменившие их судьбы, потерявшие детей от влияния преступных элементов сети интернет, то такая интерпретация событий и ложные обвинения -  это просто плевок в их души. Напомним слова президента, который неоднократно повторяет что обвинения кого-либо возможны только судом.
Мы видим в этой ситуации так же и опасность обвинения в дальнейшем без должного расследования таких преступлений с привлечением к ответственности только близких людей из семьи, - родителей, родственников, опекунов, школьных учителей, только на том основании, что Комиссаров И.Ф от своего имени выразил позицию Следственного Комитета в этом вопросе. Ведь посыл И.Ф Комиссарова понятен: нет преступлений в отношении несовершеннолетних, в сети интернет, значит есть другие причины. Это дает возможность не исследовать эту важную часть жизни детей в информационном пространстве и соответственно по упрощенной форме находить “крайних”, которые по сути являются жертвами создавшейся ситуации, - не обеспечения должным образом информационной безопасности.
Позиция И.Ф Комиссарова, публично высказанная в СМИ, вступает в прямое противоречие обозначенному президентом РФ курсу на информационную безопасность, а также противоречит всем нормам международного, Российского права, по ограждению детей от влияния вредной информации, ставит под сомнение целый ряд законов, нормативных актов, международных соглашений.  Одно из последних фундаментальных исследований, где указан список используемых информационных материалов и других научных исследований: “Систематизированный обзор взаимосвязи между использованием интернета, членовредительством и суицидальным поведением молодежи: хорошее, плохое и неизвестное.” Исследование было анонсировано на сайте Национальной медицинской библиотеки Института психического здоровья США, на данный момент завершено, находится в открытом доступе. Выводы ученых, проводивших данное фундаментальное исследование, обратны высказываниям Комиссарова. 
29 ноября 2018 г в Санкт-Петербурге в зале Ученого совета Юридического факультета СПБГУ состоялась презентация исследования: «Саморазрушающее поведение подростков: причины и профилактика». Авторы исследования – преподаватели СПБГУ Татьяна Смирнова и Майя Русакова.
АНО “ИЦСДК” в ходе общественной проверки, из свободных источников ИКТ Интернет, было установлено, что практически презентовалась работа выпускницы СПБГУ.  По нашему мнению, исследование носит компилятивный характер, его содержание, примерно, на 80% составляет содержание выпускной квалификационной работы (ВКР) на тему: «Факторы суицидального риска у лиц молодого возраста» по направлению подготовки 37.03.01 – Психология, которую выполнила студентка 4 курса Санкт-Петербургского государственного университета Коноплева Елизавета Алексеевна в 2018 г., т.е. в основу исследования легла дипломная работа студентки, обучающейся по программе бакалавриата.  Данная работа проводилась под научным руководством старшего преподавателя СПБГУ Смирновой Т.Г (одним из авторов “исследования”).
Исследование, претендующее на комплексный характер и всероссийский охват, было проведено, практически, одним автором – студенткой, обучавшейся по направлению «психология», т.е. на тот момент еще не имевшей подтвержденной соответствующим дипломом об образовании квалификации «бакалавр психологии». Указанная работа, размещена в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на сайте Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: https://dspace.spbu.ru/handle/11701/13933  Отметим что в выложенной в публичный доступ ВКР имеются и персональные данные погибших детей, что нарушает федеральный закон от 27.07.2006 152-ФЗ “О персональных данных”. Элементарный сравнительно-сопоставительный анализ позволяет сделать вывод о дословном «заимствовании» текста указанной выпускной квалификационной работы без ссылок на ее автора (Коноплеву Е. А.) Выпускная работа (что допустимо для дипломной работы) имеет ряд серьезных критических замечаний, выводы носят противоречивый характер. Несмотря на это практически все ошибки ВКР, противоречащие научной логике, были перенесены в исследование, проведенное по заказу Следственного Комитета России.
Считаем, что Следственный Комитет РФ, его председатель и общественность были введены в заблуждение относительно выводов, методик и научности обоснования.
Изложим некоторые фундаментальные противоречия, которые были выявлены в ходе анализа работ. (Совместно, с группой ученых, чьи имена не разглашаются из соображения их личной безопасности, и по предварительному согласованию, проведена необходимая аналитика. Подробно представляем ее в нашем “Рецензионном исследовании” 36 страниц печатного текста). Ниже приведем лишь некоторые, с нашей точки зрения, фундаментально важные доводы:
- Исследовались 270 материалов, представленных СК РФ по Санкт- Петербургу, из них 40 законченных суицидов, только по 4 из которых проводилась проверка по возможности использования ИКТ Интернет. Временной охват 2013-2017 годы, как известно СК РФ начал нарабатывать практику по раскрытию таких преступлений только практически с конца 2016 года по 2017 год, и то не по всем материалам проводились комплексные мероприятия, ввиду как правило уничтожения информации.
- исследования не учитывают психолого-физиологические особенности несовершеннолетних, характерные для пубертатного периода (периода созревания) – с 11 до 18 лет, согласно разным источникам.
- Авторами исследования указано, что и второе, и третье исследование проводилось методом психологической аутопсии. В 230 случаях были совершены попытки самоубийства, т.е. «без летального исхода». «Психологическая аутопсия» «(psychological autopsy) – процедура, использующаяся для анализа информации об умершем человеке. То есть метод для выживших несовершеннолетних научно не применим.
- Авторами исследования было допущено, что источники вторичной информации выступили в качестве объекта исследования, т.е. вторичная информация выступила в качестве первичной, что при проведении исследования методологически неверно.
- Элементарный «количественный» подсчет, был назван «математическим анализом».  Используемая при исследовании «программа SPSS 17» не позволяет провести качественную обработку данных, в том числе установить мотив совершения суицида (попытки суицида).
- Ряд исследований, необоснованно объединены в одно.
- Согласно содержанию преамбулы, суицид –проблема, относящаяся к медицинской сфере, т.к. совершают его психически нездоровые личности. В таком случае, ответственность перекладывается на медицинских работников, которые проводят регулярные медицинские осмотры (диспансеризацию) населения, в том числе несовершеннолетних, т.е. согласно Семейному кодексу РФ, детей: вовремя не выявили / не диагностировали – в результате суицид, т.е. согласно логике исследователей, «врачебная ошибка». Такой подход при проведении комплексных суицидологических исследований, предполагающих участие специалистов, имеющих специальные знания в области социологии, лингвистики, психологии, медицины (психиатрии) и иных смежных областях научного знания, без их участия недопустим.
- Вывод авторов исследования о том, что «суицидальное поведение несовершеннолетних возникает на фоне нарушений психического здоровья», противоречит результатам многочисленных исследований, проведенных в разное время как отечественными, так и зарубежными учеными, которые установили, что «нарушение психического здоровья» не является обязательной причиной самоубийства.
- Утверждение авторов исследования, что «нарушения психического здоровья» (т.е. психические расстройства, заболевания) являются результатом «наследственных причин», которое противоречит мировой научной практике, согласно которой не существует научно обоснованных подтверждений того, что нарушения психического здоровья являются наследственными. 
- В качестве причины психических нарушений авторами также называются «невыносимые условия среды». Однако авторы не конкретизируют, какие именно «условия среды» следует понимать под «невыносимыми условиями»? Может быть, социально-экономические, где критерием отнесения к «популяции» людей или к «популяции» животных является уровень достатка семьи?
- Авторами также не раскрывается содержание абстрактного понятия «контроль со стороны родителей». Какие именно действия должны осуществлять родители, чтобы представлялось возможным делать вывод об осуществлении контроля со стороны родителей в отношении детей? Водить в школу, держа за руку? Присутствовать при общении со сверстниками? Наблюдать за процессом общения в социальных сетях? Т.е. находиться рядом с ребенком ежесекундно? Но как, с точки зрения авторов, это практически реализуемо, если родители в это же время должны работать, чтобы обеспечить своим детям возможность хорошо питаться, одеваться, развиваться и т.д.?
- Кроме того, родители не имеют права контролировать переписку своих детей, т.к. каждый гражданин, в том числе и несовершеннолетний, согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, «имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Указанное право закреплено в п. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в ст. 13 УПК РФ. И любой родитель, обратившийся к операторам связи / владельцам Интернет-ресурсов, в том числе социальных сетей, получает отказ в предоставлении возможности осуществления контроля за действиями своих детей в интернет-пространстве на основании защиты права на тайну переписки. Иной порядок законом не предусмотрен.
- Авторами настоящего исследования были обобщены меры, ранее предложенные учеными-практиками, специалистами в области социологии, психологии, психиатрии, права, IT-специалистами, и т.д., при этом, их содержание многократно повторено в тексте рекомендаций: одна и та же информация изложена с помощью разных языковых единиц (слов, словосочетаний).
«Семейные трудности» называются в качестве основополагающего фактора, обусловливающего суицидальное поведение подростков, несмотря на явные противоречия, содержащиеся в высказываниях, приведенных в исследовании ранее.
- Изложенные автором обстоятельства исключают наличие / отсутствие проблем в отношениях с родителями из факторов, не только лежащих в основе суицидального поведения, но и обусловливающих проявления такого поведения. Так, не все дети, живущие в «проблемных» семьях и (или) имеющие проблемы в коммуникации с родителями, имеют суицидальное поведение. Следовательно, для чистоты исследования в качестве объекта должны были выступать также подростки, не проявляющие суицидальных наклонностей.
- Целесообразно было установить причины, которые приводят к «нарушению коммуникации», а также роль контента Интернет-ресурсов, пропагандирующих различные виды асоциального поведения (курение, наркомания, алкоголизм, проституция, преступность, азартные игры, суицидальное поведение).  
- Противоречивые выводы: первоначально «дисфункциональность» семьи не является фактором проявления суицидального поведения подростков, а согласно результатам исследования, описанного в третьем разделе, является. Так какой вывод и на каком основании следует считать достоверным? Использование понятия «дисфункциональная семья» (Джон Бредшоу «Семья», 1998; ранее Клаудиа Блэк «Это никогда со мной не случится», 1981), является социально дискриминирующим, т.к. понятие «дисфункциональный» содержит коннотативное (дополнительное) значение, выражаемое посредством оценочного компонента «плохой», которое наполняет понятие «дисфункциональная семья» негативным в социальном восприятии содержанием.
-Рекомендации не имеют теоретической и (или) практической значимости, а, следовательно, научной ценности, не содержат принципиально новой информации, неоднократно в разных интерпретациях повторятся. Прослеживается явная направленность на включение авторов исследования во все предполагаемые проводимые в дальнейшем мероприятия.
- Содержание указанных страниц представляет собой некачественную компиляцию, т.е. несистематичное изложение положений, заимствованных из разного рода источников.
- Указанный текст составляют «вырванные» из исследований фрагменты, которые либо не в полной мере, либо ни в какой мере не отвечают цели исследования. Авторами не была проведена элементарная систематизация данных, полученных разными исследователями в разное время, не объяснено их принципиальное значение для настоящего исследования.
- Исследование не учитывает и противоречит Российским и общемировым законодательным актам, федеральным законам, Конституции РФ во многих аспектах.
Изложенное выше позволяет сделать выводы о введении в заблуждение адресатов, т.е. читателей данного исследования, не имеющих специальных знаний, которые позволили бы увидеть недостоверность такого рода исследований и недобросовестность такого рода исследователей. Таким образом, проведенное исследование не отвечает принципам объективности, всесторонности и полноты научного исследования. Следовательно, мы сталкиваемся с опасным явлением, когда при  использовании научного авторитаризма, который имеет один из известнейших не только в России, но и за пределами Российской Федерации, вуз, коим является Санкт-Петербургский государственный университет, происходит внедрение подхода, согласно которому, ответственность за формирование деструктивного поведения несовершеннолетних полностью снимается с владельцев ресурсов, провайдеров, участников интернет-коммуникаций глобальной информационно-коммуникационной сети Интернет, способствующих распространению «опасного» контента, что является не единственным, но одним из важнейших факторов, обусловливающих суицидальное поведение подростков, и полностью возлагается на родителей, а именно, на отсутствие контроля над детьми с их стороны, а также отсутствие доверительных отношений между родителями и детьми, что, в свою очередь, противоречит содержанию анализируемого исследования и общемировому опыту, а так же имеющимся научным данным.
Генеральный директор Автономной Некоммерческой Организации «Интернациональный Центр Спасения Детей От Киберпреступлений» Пестов Сергей Владимирович.

Источник: http://62ru.ru

Просмотров: 615 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.
Уникальный проект для активных читателей!
Вы голосуете и формируете рейтинг депутатов местного самоуправления. Рейтинг покажет сколько активных сторонников имеет народный избраниник. Выбирайте город или район и голосуйте!