/Образование/

«Родители все больше доверяют модели инклюзивного образования»

«Родители все больше доверяют модели инклюзивного образования»Интервью директора департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России Евгения Сильянова об инклюзивном образовании в России.

Евгений Сильянов занят в сфере образования уже много лет. На Дальнем Востоке преподавал в пединституте, работал воспитателем в школе-интернате, заведовал кафедрой в Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии, возглавлял комитет образования автономной области. В 2012 году назначен директором департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России. Кандидат философских наук. Для сравнительно молодого педагога и чиновника – Евгению Сильянову 39 лет – карьера завидная. Хотя, если приглядеться, особо не позавидуешь. Инклюзивное образование – лишь одна из сложнейших задач, которыми занимается департамент.


– Евгений Александрович, для тех, кто не в теме, поясните, что такое инклюзивное образование?


– Инклюзивное образование (от франц. inclusif – включающий в себя) – это система обучения, создающая равные возможности для обычных, скажем так, детей и тех, кого природа в физическом плане несколько обделила – зрением, слухом, еще чем-то. У таких детей особые потребности, к ним нужен особый подход, но это не значит, что место им – только в специальных школах. Им можно и нужно создавать условия для обучения среди сверстников в общеобразовательных школах.

Есть восемь принципов инклюзивного образования, например: «Ценность человека не зависит от его способностей и достижений», «Каждый человек способен чувствовать и думать», «Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным» и так далее.


– Знаете, какие-то вполне очевидные тезисы.


– Чтобы они стали очевидными, педагогическая наука проделала большой и долгий путь. Это сейчас инклюзивное, совместное обучение признано во всем мире. Развитие инклюзивного образования и для нас сегодня приоритет.


– А есть ли какие-то данные по масштабу внедрения этой модели обучения?


– Родители все больше доверяют модели инклюзивного образования. И это не мои субъективные ощущения, а данные статистики: сегодня инклюзивно учатся 55% детей с ограниченными возможностями здоровья.


Действует госпрограмма «Доступная среда», и благодаря ей по всей стране за 2011–2013 годы появилось 3345 образовательных учреждений, обеспечивающих совместное обучение. Программа позволяет комплексно решать материально-технические и кадровые задачи, чтобы дети с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья получали качественное образование.


В 2011–2015 годах на реализацию мероприятий «Доступная среда» предусмотрено 17 млрд рублей: 8,6 млрд. – из федерального бюджета, 8,4 млрд – из бюджетов субъектов Федерации.


– На что же идут эти средства?


– В основном на создание в школах универсальной безбарьерной среды и особых материально-технических условий. Здания школ реконструируются, оснащаются специальным учебным, реабилитационным, компьютерным оборудованием; школы получают специализированный автотранспорт. Все это необходимо для организации коррекционной работы и обучения детей-инвалидов по слуху, зрению, с нарушениями опорно-двигательного аппарата.


– Простите, не совсем понимаю. Если ребенок-колясочник, скажем, может полноценно участвовать в учебном процессе в обычной школе, то инвалид по зрению или слуху – он же не видит, что написано на доске, не слышит, что говорит учитель?


– Об очень сложных случаях речь и не идет. Потом, почему вы говорите – обычная школа. Инклюзивная – это, как я уже объяснял, не обычная школа. Там применяются специальные методики, работают специально подготовленные педагоги.


– Но все же, может, лучше некоторым детям обучаться в специальных коррекционных школах? Или вы планируете от них отказаться вообще?


– Ни в коем случае! Минобрнауки России неоднократно высказывало свою позицию, направляло разъяснения, и сейчас я еще раз подчеркну: недопустимо закрывать специальные школы без создания для детей адекватных условий получения образования с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии.


Специальные коррекционные школы, отдельные классы для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья и инклюзивные классы в общеобразовательных школах – это взаимодополняющие, а не взаимоисключающие элементы системы общего образования.


– По данным мониторинга, ведущегося в рамках ФЦПРО, обучение по индивидуальным программам практикуется уже в 45% российских школ. Отчасти это обусловлено и желанием создать комфортные условия для школьников, имеющих проблемы со здоровьем. Но готовы ли педагоги к такой работе?


– Действительно, чтобы успешно работать по инклюзивным программам, педагоги должны обладать более широким спектром профессиональных компетенций. Поэтому сейчас многие из них включены в интенсивный этап повышения квалификации, профессиональной переподготовки. В ходе первых трех лет реализации программы «Доступная среда» 3835 учителей, специалистов и руководителей региональных образовательных учреждений прошли специальное обучение. В 2014 году было подготовлено 400 тьюторов (от англ. tutor – воспитатель, наставник, личный куратор ученика) из региональных институтов повышения квалификации, которые в свою очередь организовали аналогичные курсы на местах. Всего за пять лет реализации программы планируется обучить более 24 000 педагогов. В 2014–2015 годах будет осуществлен проект по повышению квалификации специалистов территориальных и центральных психолого-медико-педагогических комиссий. С 1 января 2015 года вступит в силу профессиональный стандарт педагога, в котором описаны его профессиональные компетенции по обучению и взаимодействию с детьми с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью.


В будущем же году будут определены профессиональные стандарты по должностям «учитель-логопед», «учитель-дефектолог», «тьютор» и «ассистент (помощник)».


– Где интересующимся узнать подробности об этих стандартах?


– По заказу Минобрнауки России ведется разработка федеральных образовательных стандартов для детей с ограниченными возможностями здоровья. Этой работой занимается РГПУ им. А.И. Герцена. Более того, 124 образовательные организации из 24 регионов уже приступили к их апробации. Создан специальный информационный ресурс – fgos-ovz.herzen.spb.ru, на котором со стандартами можно ознакомиться более подробно.


– Размах реформ, конечно, впечатляет. Но я вот представляю себе детей-инвалидов в сегодняшней школьной среде, которая порой весьма жестока. Там и здоровых-то одноклассников нередко гнобят…

 

– Конечно, у детей с ограниченными возможностями адаптация обладает рядом особенностей, а потому она должна контролироваться специалистами. Опыт показывает, что ребята органично вписываются в образовательную среду, если для них не только созданы специальные условия, но и обеспечено толерантное отношение. Это важный социальный маркер, и поддержание таких отношений – важнейшая задача и специалистов образовательных организаций, и родителей, и каждого из нас. Мы, взрослые, должны помнить, что наши опасения, тревоги, предрассудки могут стать частью мировоззрения детей и во многом определяют их поступки, а также отношение к ним одноклассников.


Информационный центр в рамках мониторинга ФЦПР




«Родители все больше доверяют модели инклюзивного образования»


Просмотров: 2 236 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив