/Общество/

Сергей Новиков: Самая мощная! Самая Новороссийская!(из истории города)

Вот так сидишь себе вечером мирно в кресле, газеты читаешь. И вдруг, бац, сенсация! «Доказано: первая в мире промышленная электростанция появилась в Новороссийске». Ошеломительно! Что называется, «не ведали отцы, не знали наши мамы»…

Недавно сразу две краевых газеты ‒ «Юг Times» и «Новороссийский рабочий» ‒ рванули в бой за возвращение, надо полагать, утраченного приоритета отечественной инженерной мысли.
«Первая в мире промышленная электростанция трехфазного переменного тока была создана в России. Это произошло в апреле 1893 года в Новороссийске… Так в будущем и будет записано в учебниках по электротехнике», ‒ решительно заявляет кубанская журналистка Ирина Сизова. «К сожалению, имена многих выдающихся людей до сих пор неизвестны. Одним из них является талантливый инженер Александр Николаевич Щенснович, под руководством которого был впервые в мире построен промышленный генератор трехфазного (переменного) тока», ‒ вторит коллеге местный автор Татьяна Пукене.
В обоих случаях сказано сильно, но сомневаюсь, что резонно. Конечно, среди городских обывателей можно найти тех, кто впервые слышит об инженере Щенсновиче либо не имеет понятия о «крупнейшем в Европе элеваторе», построенном в Новороссийске в конце позапрошлого века. Но тут уж ничего не поделаешь, блаженное неведение часто бывает осознанным…
Однако хотелось бы вернуться к журналистской сенсации – «Первая в мире промышленная электростанция появилась в Новороссийске». Верен ли этот тезис на самом деле? Давайте порассуждаем вслух.
Начнем с утверждения, не вызывающего сомнений. Александр Николаевич Щенснович действительно был талантливым инженером. Он окончил два престижных технических вуза – Морское инженерное училище и Институт инженеров путей сообщения (оба в Санкт-Петербурге). Диплом последнего включал в себя аттестацию по внушительному перечню общеинженерных, строительных и транспортных дисциплин. Сегодня в это трудно поверить, но любой (!) выпускник института мог самостоятельно проектировать и строить мосты, линии железных дорог, портовые сооружения. Щенснович же на практике доказал, что может это делать блестяще.
Но при этом не следует полагать, что речь идет о гении, способном в одиночку воплотить самые дерзкие технические проекты. Хотя Ирина Сизова в своей публикации склоняется к подобному заключению – приехал новороссийский инженер на заграничную выставку, увидел «трехфазное» чудо и тут же проникся мыслью: «А что, если построить элеватор с электростанцией?» По-лесковски мило, но, увы, неубедительно.
Инженер Щенснович был человеком широких взглядов. Много читал, был в курсе самых последних научных открытий и технических достижений. Охотно делился собственными научно-практическими наработками, в том числе на всероссийских съездах инженеров-путейцев. Интерес же к электротехнике у Щенсновича возник еще в институтских стенах. В то время там уже начала восходить звезда Генриха Мерчинга, одного из пионеров теории электрификации железнодорожного транспорта в России. И на книжной полке инженера Щенсновича достойное место занимал труд его бывшего преподавателя «Электротехника в применении к инженерному делу», увидевший свет в 1888 году.
Следовательно, на Всемирную электротехническую выставку, проходившую в августе 1891 года во Франкфурте-на-Майне, Щенснович приехал отнюдь не в качестве впечатлительного гостя. Новороссийскому инженеру было важно своими глазами увидеть
практические результаты многолетнего принципиального спора между сторонниками теорий постоянного и переменного, однофазного и многофазного токов.
Триумф инженера немецкой фирмы AEG Михаила Доливо-Добровольского, представившего на выставке эффективно действующую систему трехфазного переменного тока, что называется, закрыл тему. Будущее промышленной электроэнергетики было определено на многие десятилетия вперед. И грамотный специалист Александр Щенснович осознал это в числе первых.
Однако это вовсе не означает, что дальнейшие события развивались именно так, как представил себе журналист: Щенснович прямо на выставке «сделал наброски основных механизмов будущей электростанции и элеватора, заказал рабочие проекты специалистам швейцарской фирмы… И с этими идеями вернулся в Новороссийск».
Дело в том, что Александр Николаевич был наемным работником акционерного общества Владикавказской железной дороги. Стратегию развития компании определяло правление Общества, членом (а затем и председателем) которого являлся авторитетнейший инженер Станислав Ипполитович Кербедз. Именно Кербедз стал автором проекта Новороссийского элеватора. Разумеется, инженер Щенснович, заведующий работами на станции Новороссийск, не мог принимать ключевых технологических решений, не заручившись поддержкой высокого начальства. Иное дело, что в Петербурге и в управлении дороги в Ростове предложения Александра Николаевича находили полное понимание и самый живой отклик. Это вам не государственная бюрократия! Капиталисты ценят время и умеют считать деньги. Если появилась возможность сэкономить 300 тысяч полновесных царских рублей, уж будьте покойны, они своего не упустят…
Летом 1892 года Щенснович заказал специалистам швейцарской компании «Броун-Бовери» изготовление чертежей генераторов и электродвигателей для строящегося элеватора. А вот размещать заказ на изготовление машин на всемирно известном заводе «Сименс и Гальске» не стал, объяснив свой мотив предельно просто: «Они работой завалены, торопятся, почему и бывают большие промахи». А потому все агрегаты и механизмы с великой тщательностью собрали и обмотали в собственных мастерских в Новороссийске.
Весной 1893 года электрификация новороссийского элеватора была успешно завершена. Казалось бы, самое время фиксировать мировой рекорд. Однако муза истории Клио лишь безучастно заметила: «Опоздали. Главные места на пьедестале уже заняты».
Но кто и когда успел опередить? Ведь не прошло и двух лет с того момента, как во Франкфурте трехфазный ток впервые зажег тысячу рекламных лампочек и запустил насосы искусственного водопада!
И всё же… Первой промышленной электростанцией трехфазного тока по праву считается гидроэлектростанция в немецком Лауффене-на-Неккаре, снабжавшая энергией Франкфуртскую выставку. После закрытия выставки электростанция перешла в собственность города Хейльбронна, расположенного в 12 километрах от Лауффена. Новый собственник использовал энергию станции не только для освещения домов и улиц, но и снабжал ею местные заводы и мастерские.
Тогда же (в 1892 году) была построена гидроэлектростанция в швейцарском городке Бюлахе. Вырабатывавшаяся здесь электроэнергия передавалась на расстояние 23 километра в соседний Эрликон, где ее ждали трансформаторы и электродвигатели местного завода.
А что же в таком случае остается электростанции Новороссийского элеватора? Лишь почетное третье место? Отнюдь. Электростанция, созданная инженером Щенсновичем, побила-таки мировой рекорд. Обладая мощностью в 1200 кВт,
она оказалась на момент пуска в эксплуатацию самой мощной в мире электростанцией трехфазного тока. Чем не повод для законной гордости? Самая мощная, самая промышленная. Самая новороссийская!

Сергей НОВИКОВ
Просмотров: 583 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив