/Общество/

Падение индекса потребительского доверия в России

Почему благосостояние общества и каждого отдельного его члена куда более важная вещь, чем кажется на первый взгляд.

Первый квартал 2016 года в России завершился рекордным падением так называемого индекса потребительского доверия. Так экономисты называют показатель готовности граждан расставаться с деньгами ради приобретения различных услуг и товаров.

За первые четыре месяца индекс упал до 63 пунктов. Это худший показатель за 11-летнюю историю наблюдений. Даже в мае 2015-го, когда население стремительно сокращало расходы после зимней финансовой паники, индекс не опускался ниже 72.

Народ в режиме экономии

Число граждан, у которых свободные деньги еще остаются после совершения необходимых трат — покупки еды, оплаты ЖКХ, относительно высоко: 82%. Однако невольно приходит мысль об оставшихся 18%. Ведь ситуация, когда средств хватает лишь на самое необходимое, — это уже даже не бедность, а самая настоящая нищета. Запас жизненной прочности на нуле; любая неприятность грозит обернуться личной катастрофой. Еще чуть-чуть — и не останется возможности обеспечивать даже витальные потребности. И в таких условиях — задумайтесь! — живут почти 20% россиян. Для сравнения: в кризис 2008–2009 годов людей, чьих доходов хватало только на еду, официально было не более 7%.

Впрочем, и граждане «побогаче» часто вынуждены вести весьма скромный образ жизни. Так, на развлечениях в начале прошлого года экономили 55% россиян, а в этом — уже 59%. 61% граждан (вместо 55%) стал отказываться от покупки новой одежды, предпочитая донашивать старую. В стране наметился очередной всплеск пагубного интереса к микрокредитованию; объемы валютных сделок с участием физлиц, наоборот, упали на 30% по сравнению с прошлогодним уровнем — прямое свидетельство того, что рублевых излишков у граждан нет.

Даже еда стала предметом экономии: в 2015-м 48% граждан в ходе опросов признавались, что стараются покупать продукты подешевле, а в начале 2016-го их стало 52%. Зато объемы распродаж за два года выросли вдвое: наши соотечественники согласны ездить в удаленные и неудобно расположенные магазины исключительно ради демократичных цен.

Проблемы перекоса

За время кризиса финансовый блок правительства уже многократно успел спеть дифирамбы слабому рублю. В самом деле нельзя сказать, что падение валюты вообще не принесло пользы нашей экономике. Стало оживать производство, понемногу развиваются реальные сектора, особенно завязанные на экспорт. Но рядовым гражданам от этого, увы, ни холодно ни жарко. Значительная часть продающихся в РФ товаров — по-прежнему импортные, а на покупку любой иностранной вещи люди теперь вынуждены работать в 2–2,5 раза больше, чем пару лет назад.

Да и отечественная продукция за это время не стала доступнее. Причина банальна — инфляция. В России она носит не монетарный характер, и об этом хорошо известно экономистам — всем, кроме тех, что работают в ЦБ и Минфине. Рост цен обусловлен издержками предпринимателей, вынужденных пользоваться иностранной техникой и комплектующими, а также последствиями правительственных решений: ввод системы «Платон», повышение акцизов и налогов. Оплачивать все это в конечном итоге приходится потребителям. Им уже не на кого перекладывать издержки, они крайние в «пищевой цепочке».

При этом медианная зарплата в России — около 26 тысяч рублей, то есть примерно 400 долларов. Средняя зарплата в Турции — 720 долларов, в Китае — 820. Труд россиян уже ценится на 15% дешевле болгарского и на 20% дешевле сербского. Меньше, чем у нас, в Европе доходы только у жителей Македонии, Боснии и, простите, Украины.

Добро пожаловать в Сомали?

Нищета — явление комплексное. Это не только размер доходов и уровень потребления, это еще и стиль жизни, психология, устоявшаяся система ценностей. Пока ценности наших граждан значительно отличаются от тех, что бытуют в неблагополучных странах. Россияне уважают и ценят работу, не стремятся повесить себя, как медаль, на шею государству, заботятся о будущих возможностях для детей, стараясь дать им максимально качественное образование. Однако, как говаривал классик исторического материализма, бытие определяет сознание. Если доходы граждан скатились до африканского уровня, то и сознание, и общественные ценности постепенно начнут двигаться в ту же сторону. И процесс этот может оказаться куда более скоростным, чем ожидалось.

***

Если кризис удастся преодолеть быстро и уровень доходов вновь позволит людям планировать свою жизнь, копить на жилье, открывать бизнес, качественно отдыхать, путешествовать, то ничего особо страшного не произойдет. Инерция общества погасит последствия «тощих лет», и все снова встанет на места.

Однако если властям не удастся вытащить страну из экономического болота (инициативе граждан в этом вопросе они давно не доверяют), последствия окажутся аналогичны тем, что последовали за развалом СССР, а возможно, и хуже. Речь пойдет уже не о потере каких-то экономических секторов, но о деградации населения, об утрате ценностей, позволявших России со времен Ломоносова оставаться одним из лидеров мирового прогресса. А это процесс куда более опасный и труднопреодолимый, чем даже развал производства. Впрочем, не приведи Господь такое сравнивать! Лучше уж не допускать.

Источник: rusplt.ru
Просмотров: 200 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив