/Официальные новости/

Ответы на вопросы журналистов по итогам «Прямой линии»

По окончании «Прямой линии» Владимир Путин встретился с представителями средств массовой информации и ответил на их вопросы. Вопрос: Вам не страшно было: столько острых проблем, столько острых вопросов?
В.Путин: Нет.
Вопрос: Почему?
В.Путин: Это работа моя такая – моя, моих коллег. Нельзя уходить от острых вопросов, потому что, если всё лакировать, тогда не будешь понимать, что происходит, а это очень важно – понимать, где мы находимся и как работаем, какова оценка нашей работы.
Вопрос: Владимир Владимирович, когда Вас про Кудрина спросили, Вы что‑то начали говорить про то, что будет, про какие‑то планы на 2018 год. Значит ли это, что Вы приняли для себя решение выдвигаться в президенты в 2018 году?
В.Путин: Нет, это не значит, что я принял для себя такое решение, но это значит, что мы должны корректировать наши среднесрочные, долгосрочные планы. Без этого ни одна страна жить не может, и Россия не будет жить. У нас ведь планы развития были свёрстаны до 2020 года – сейчас уже 2016-й. Мы подошли уже к такому моменту, когда должны подумать на среднесрочную перспективу.
Собственно говоря, это была в том числе и инициатива самого Алексея Леонидовича. Он и некоторые наши другие коллеги указали на то, что пора этим заниматься, вне зависимости от того, какое будет Правительство, кто будет Президентом. Страна должна понимать, куда она должна двигаться, какими темпами и что она должна делать для того, чтобы добиваться нужного результата.
Вопрос: Вам не жалко, что уходит Обама?
В.Путин: Все мы когда‑то уйдём – жалеть бесполезно, надо работать. Надо сказать, что Президент Соединённых Штатов – по‑разному можно давать оценки, должны давать оценки сами граждане США, но он работает, работает активно, мы с ним в контакте, в контакте с его администрацией, и уверен, что так будет продолжаться до последнего момента исполнения им своих обязанностей. Он человек очень ответственный. Но придёт новый Президент – будем работать с новым.
Вопрос (перевод с английского): В Канаде сформировано новое правительство, вступил в должность новый Премьер-министр. Как Вы видите перспективы развития двусторонних отношений?
В.Путин: Позитивно. Мы с ним знакомы – познакомились в Анталье, кстати говоря, на «двадцатке», познакомились лично. Он высказал свои соображения по поводу того, как он собирается строить отношения с Россией. Нас это вполне устраивает.
Насколько я понимаю, новый Премьер-министр Канады хочет строить деятельность в отношении России на всём позитивном, что было у нас в предыдущие годы, – нас это вполне устраивает. Мы соседи через Северный полярный круг, через Северный полюс. У нас много, как ни странно, хотя мы как бы географически далеко друг от друга находимся, много взаимных интересов. Мы с удовольствием будем работать совместно.
Вопрос: Какой Вы видите роль курдов против ИГИЛ?
В.Путин: Роль курдов – что можно сказать? Надо говорить так, как есть. А как есть? Курды – очень мужественный народ, если не сказать героический, я знаю, что я говорю. Курды воюют самоотверженно, не жалея себя, весьма эффективно, и это очень серьёзная сила в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке, в частности в Сирии.
Как известно, с ними активно, с курдскими подразделениями, работают Соединённые Штаты, но и наши военнослужащие также находятся в контакте с вооружёнными отрядами курдов, в том числе и под Алеппо, где в настоящее время террористы, «Джабхат ан-Нусра» и ИГИЛ, пытаются вытеснить их с занимаемых ими позиций. Мы это видим и будем их поддерживать.
Вопрос: В мае Вы собираетесь встретиться с Премьер-министром Японии господином Абэ. Наверняка, будут обсуждаться вопросы северных территорий и мирного договора. Как Вы видите, на какие компромиссы готова пойти Россия?
В.Путин: Для того чтобы пойти на компромиссы, нужно вести постоянный, непрерывающийся диалог. Но Япония приняла решение ограничить контакты с нами на каком‑то этапе.
На мой взгляд, это полностью не отвечает интересам японского государства, японского народа. Но в то же время мы видим и другое: несмотря на давление со стороны их партнёров, в частности из Соединённых Штатов, всё‑таки наши японские друзья стремятся к поддержанию этих отношений.
Поэтому мы приветствуем визит Премьер-министра Японии в Россию. Разумеется, будем говорить по всем проблемам. Но для того, чтобы их решить, а мы не можем их решить с окончания Второй мировой войны, нужно, чтобы созданные инструменты функционировали постоянно.
Мне думается, что компромисс когда‑нибудь может быть найден – и будет найден.
Вопрос: Присоедините ли Вы Южную Осетию? Не злоупотребляет ли Южная Осетия вашей поддержкой? Они не могут создать независимое государство и хотят присоединиться к России. Поможете им какими‑то юридическими порядками?
В.Путин: Я вопрос не понял.
Реплика: Вы же встречались с Тибиловым, обсуждали.
В.Путин: Да.
Реплика: После этого Тибилов приехал в Цхинвал и сказал, что будет референдум, где решится вопрос, чтобы народ дал право главе государства сделать союзный орган совместно с Россией и передать ему полномочия, потому что Россия в данный момент не может присоединить Южную Осетию по политическим соображениям. Собираетесь ли Вы создать этот орган, присоединить территорию Южной Осетии? Не будет ли это аннексией территории Южной Осетии?
В.Путин: Мы в таком контексте пока отношения наши с Южной Осетией не рассматриваем. Мы признали Южную Осетию, это всем хорошо известно. И я много раз высказывал свою позицию по этому вопросу. Я считаю, что это кардинальная стратегическая ошибка бывшего Президента Грузии, который пошёл на известную вооружённую акцию, необоснованную совершенно, и в результате утратил эту территорию, это его вина.
Но с руководителем Южной Осетии мы подробно эту тему, как вам ни покажется странным, не обсуждали. Он мне высказал своё отношение к этой проблеме, сказал, что народ Южной Осетии хочет проведения такого референдума. Мы не можем этому противиться. Нас ничего не сдерживает, кроме интересов самого югоосетинского народа. Но мы пока не знаем, что будет положено в основу этого референдума, как будут сформулированы вопросы в окончательном виде. В зависимости от этого будем дальше думать и потом решать.
Вопрос: Почему Вы настолько уверены, что любая критика в адрес России, включая недавнюю информацию про Ваших друзей и панамское дело, – почему Вы считаете это заговором против России?
И, если можно, дополнительно: Надя Савченко, украинский лётчик, – она объявила голодовку. Готовы ли Вы обменять её или освободить?
В.Путин: Давайте начнём с завершающей темы. Мы в контакте по этому вопросу с руководством Украины, наши партнёры знают нашу позицию, и в таких вопросах лучше не забегать вперёд. Первое.
Второе. Что касается этих информационных компаний, мы не считаем, что это заговор, я так никогда не говорил, но я считаю, что это целенаправленный вброс. А почему мы так считаем? Да потому, что никого из руководства России в этих списках нет, но желание прилепить эту проблему к нам налицо. Я только что подробно об этом говорил на «Прямой линии» с гражданами России – стоит ли повторять несколько раз? Мне кажется, это нецелесооборазно.
Давайте последний вопрос.
Вопрос: Вы говорили про экономику. Как всё‑таки Вы больше рассчитываете, удастся выйти из тяжёлого экономического кризиса: при помощи программы Кудрина или, например, при помощи договорённости с Саудовской Аравией о сдерживании производства нефти?
И по приватизации. Почему Вы сейчас всё‑таки согласились на приватизацию крупных пакетов таких компаний, как «Роснефть», на таком низком рынке? Как Вы таким образом можете гарантировать действительно, что это не повторение залоговых аукционов или договорной приватизации по низкой цене?
В.Путин: Что касается выхода из сегодняшней ситуации, то здесь не собираюсь основываться ни на том, что предлагает Алексей Леонидович Кудрин, ни на каких‑то договорённостях с Саудовской Аравией, – здесь нам нужно опираться на антикризисный план Правительства Российской Федерации и добиваться его осуществления.
При выходе из ситуации, в которой находится наша страна, так же как и многие другие страны, кстати говоря, особенно развивающиеся рынки, всегда делается упор на два-три направления – какие они: это привлечение инвестиций, повышение покупательной способности, то есть увеличение спроса, и увеличение эффективности нашей работы и в экономике, и в сфере управления.
Для этого нам нужно оказать помощь конкретным отраслям производства, которые оказались в трудном положении: это автопром, это переработка, это сельское хозяйство в любом случае, имею в виду эти санкции-антисанкции, ну и некоторые другие, они все в плане Правительства прописаны.
Нам точно совершенно нужно обеспечить спрос, поднять его. Каким образом: нужно оказать содействие тем категориям граждан, которые оказались в трудном положении. Ну а производственный спрос обеспечить путём оказания помощи адресной, о которой я говорил, в том числе, кстати, стройки, несмотря на то, что в прошлом году 85 миллионов квадратных метров ввели в строй.
Нужно проводить и дальше сбалансированную макроэкономическую и бюджетную политику, нужно обеспечить дефицит бюджета не более трёх процентов, и нужно дальше расширять сферу и политических, кстати говоря, и экономических свобод для бизнеса, улучшать деловой климат. Вот основные пять направлений, по которым мы должны и будем работать. И именно на этом нужно основывать наши виды на успешное развитие экономики. Нужно обеспечить, вернуть страну на траекторию устойчивого роста, и мы можем и сделаем это на основе антикризисного плана Правительства Российской Федерации.
Да, по приватизации – здесь ничего необычного: если вы посмотрите мои статьи в преддверии выборов 2012 года, там как раз и сказано, что считаю возможным поддержать приватизацию, в том числе и в нефтегазовом секторе, имею в виду крупные компании с государственным участием, так что ничего необычного здесь нет.
Почему на падающем рынке? Во‑первых, потому что деньги нужны, а во‑вторых, это самое главное, мы будем искать стратегического партнёра, который понимает и уверен в том, что скупердяйничать не нужно при покупке, скажем, 19 процентов акций «Роснефти». И не нужно обращать внимание на сегодняшние котировки, а нужно посмотреть в будущее. Если мы такого партнёра найдём – а я думаю, что это возможно, несмотря на падающий рынок, как Вы сказали, – то мы пойдём и на этот шаг по приватизации.
Спасибо.
Просмотров: 701 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив