/Поздравляем/

На Римском-Корсакове «лежала ответственность за будущее русской музыки»

В преддверии отмечаемой 18 марта 2016 года 172-й годовщины со дня рождения Николая Андреевича Римского-Корсакова Президентская библиотека предлагает познакомиться с электронными копиями раритетных изданий о выдающемся мастере и книг, написанных им самим в поддержку новых путей развития музыкального искусства, - сообщили в пресс-службе библиотеки. Представлены редкие, известные в основном специалистам издания Римского-Корсакова «Летопись моей музыкальной жизни. 1844–1906» и «Музыкальные статьи и заметки (1869–1907)». В этих книгах отражены и биографические данные, и профессиональное становление автора 15 опер, и его теоретические изыскания в области сочинения, дирижирования и музыкального образования. Последнее поле деятельности особенно волновало великого композитора на склоне жизни.
«Будучи самым младшим в «могучей кучке» и в то время менее всех музыкально образованным, – читаем в электронной копии книги «Музыкальные статьи и заметки (1869–1907)», – Римский-Корсаков, разумеется, не мог быть теоретиком этого музыкального движения, несмотря на его увлечение им и подчинение ему».
Что ж, Римский-Корсаков не готовил себя к музыкальной карьере. В его семье приветствовались более «серьёзные» занятия. Поэтому Николай пошёл по стопам своего дяди-адмирала: поступил в Морское училище, по окончании которого гардемарин Римский-Корсаков в составе экспедиции русского флота 1863–1864 годов плавал к берегам Северной Америки. Так называемая Американская экспедиция русского флота стала одной из ярких и интересных страниц в истории взаимоотношений двух стран, присутствие российских офицеров обеспечило значительную поддержку северных штатов Америки и их победу в Гражданской войне, последующее создание государства США. Карьера морского офицера складывалась удачно.
Тем не менее, скрытая до поры тяга к музыке всё настойчивее стала напоминать о себе. Ранняя одарённость маленького Коли была очевидной. Как вспоминает сам Римский-Корсаков в «Летописи моей музыкальной жизни. 1844–1906»: «Ещё мне не было двух лет, как я уже хорошо различал все мелодии, которые мне пела мать; затем трёх или четырёх лет я отлично бил в игрушечный барабан в такт, когда отец играл на фортепьяно… Лет шести меня начали учить игре на фортепьяно. Взялась за это старая старушка, некто Екатерина Николаевна Унковская, соседка наша… я играл у неё гаммы, лёгкие экзерсисы и какие-то пьески».
Решающую роль в его музыкальном воспитании и образовании сыграл Фёдор Канилле; он же познакомит Римского-Корсакова с Милием Балакиревым, который сразу же принял талантливого юношу в свой кружок «Могучая кучка», оказавший решающее воздействие на формирование личности и эстетических взглядов композитора. Кроме них в то время в кружок входили Цезарь Кюи и Модест Мусоргский. Как пишет автор в «Летописи»: «Я сразу погрузился в какой-то новый, неведомый мне мир, очутившись среди настоящих, талантливых музыкантов, о которых я прежде только слышал, вращаясь между дилетантами товарищами. Это было действительно сильное впечатление».
Полноценная творческая среда стала тем необходимым «бродильным» элементом, который дал невероятный выход накопившейся творческой энергии Римского-Корсакова. Великий русский композитор оставил после себя богатое творческое наследие, которое включает пятнадцать опер, три симфонии, ряд оркестровых сочинений, романсы. Ему принадлежат также два сборника русских народных песен, книги и статьи по различным вопросам музыкального искусства.
Параллельно с этим композитор осознал необходимость осмысления теоретических основ музыкального творчества, «стал мало-помалу расширять круг своих исследований и заходить в область эстетики и философии. Этот период его жизни сделался, таким образом, периодом исканий, исследований и утверждения путей искусства вообще и музыкального искусства в частности», – написано в книге «Музыкальные статьи и заметки. (1869–1907)». – Чуждый косности и шовинизма, впечатлительный, стремящийся расшириться без опасения утратить индивидуальность или национальную самобытность, он же был первым и единственным из прежнего балакиревского кружка, показавшим дорогу и в сторону Вагнера, охотно вводя в свои новые произведения некоторые из внешних вагнеровских приёмов, казавшихся ему ценными. На нём как бы лежала ответственность за будущее русской музыки».
Просмотров: 475 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив