/Поздравляем/

Взятие русскими «Шведской крепости»

Взятие русскими «Шведской крепости»

8 мая 1808 года, во время последней русско-шведской войны, наши войска взяли мощнейшую крепость на территории Финляндии — Свеаборг в современном Хельсинки.

Швеция владела многими землями Финляндии почти семь веков. После неудачной для Стокгольма Северной войны и множества поражений от Петра I, короли Швеции озаботились укреплением своих финских владений. В 1748 году для защиты Гельсинфорса (ныне Хельсинки) на семи скалистых островах, так называемых «Волчьих шхерах», была построена мощная крепость, названная без затей Sveaborg — то есть «Шведская крепость». Её мощные каменные укрепления на скалах строились почти 40 лет.

Во время начавшейся в 1808 году русско-шведской войны крепость Свеаборг должна была сыграть стратегическую роль — по замыслу Стокгольма шведские полки отступали на запад Финляндии, а мощная крепость Свеаборга, должна была, оставшись в русском тылу отвлекать наши силы и способствовать разворачиванию партизанской войны финнов против русских войск.

Наша армия осадила Свеаборг 14 марта 1808 года. «Шведская крепость» в Хельсинки, действительно, была крепким орешком — почти 8 тысяч человек гарнизона при более 2 тысячах пушек на скалах и мощных бастионах. Осада такой крепости могла бы затянуться на много месяцев, а штурм стоить большой крови и значительных потерь. Казалось, что бастионы Свеаборга сыграют свою стратегическую роль в этой войне, согласно вполне разумному и эффективному замыслу шведских полководцев.

Но реальность оказалась иной. Менее чем через два месяца неприступная крепость капитулировала перед русскими, фактически, без боя. Из всего гарнизона Свеаборга в перестрелках с нашими войсками погибло лишь 6 шведов. Две тысячи шведских пушек сдались всего лишь 46 русским пушкам.

Оказалось, что русские солдаты и командиры способны не только ходить в героические атаки, но и умело ведут психологическую войну. Наши войска для взятия Свеаборга использовали неуверенность и сомнения шведского гарнизона.

Вспыхнувшая в 1808 году русско-шведская война была уже четвертым столкновением России и Швеции со времен Петра I. К началу XIX столетия шведы уже растеряли боевой задор времён Карла XII, большинству из них война с огромной Россией представлялась занятием опасным, крайне тяжелым и, главное, бесперспективным.

Кроме того, наша страна тогда умело использовала раскол, возникший в финско-шведской элите, когда ее часть решила отделиться от слабеющего Стокгольма. Неслучайно, первым русским генерал-губернатором присоединенной к России Финляндии был назначен швед Георг Магнус Спренгтпортен, сын одного из близких сподвижников Карла XII и бывший полковник шведской армии, перешедший на русскую службу.

Поэтому все два месяца осады Свеаборга русские войска умело сочетали боевые действия с тем, что сегодня называют «психологическими спецоперациями», направленными на разложение вражеских войск.

Весь март и начало апреля 1808 года, каждую ночь небольшие отряды наших бойцов скрытно пробирались по льду к островам и бастионам Свеаборга, имитируя неожиданные атаки и заставляя весь шведский гарнизон вскакивать по тревоге. Когда шведы в полной темноте открывали огонь из всех ружей и пушек, наши солдаты прятались за скалистые утесы и камни изрезанных берегов и без потерь отходили от крепости. Особенно в таких «набегах», изматывавших вражеский гарнизон, отличились донские казаки — недавно созданный Лейб-гвардии казачий полк участвовал в осаде Свеаборга.

Одновременно с этими демонстративными «атаками», русские войска не препятствовали семьям осажденных уходить из крепости, а дезертировавших шведских солдат отпускали по домам, снабдив их деньгами. В итоге быстро началось моральное разложение гарнизона Свеаборга. Дошло до того, что жена шведского капитана Рейтершельда, коменданта одного из ключевых бастионов Свеаборга, неоднократно ходила из занятого русскими города в осажденную крепость и обратно, убеждая мужа и его офицеров в бессмысленности сопротивления.

Командовавший обороной «Шведской крепости» адмирал Кронштедт не смог справится с растущими пораженческими настроениями своего гарнизона. Засевшие за мощными бастионами Свеаборга шведы были измучены постоянными ночными тревогами, растеряны после отступления главных сил шведской армии далеко на Запад и напуганы демонстративными приготовлениями русских к штурму. Они уже не верили, что можно выиграть войну против России. Гарнизон Свеаборга морально сломался…

Первым шагом к капитуляции стало решение Военного совета «Шведской крепости» пойти на перемирие с русскими. Подчиненные адмирала Кронштеда договорились сдать крепость, если в течении месяца к ним не прибудет по морю подкрепление из Стокгольма. К тому времени многие офицеры шведского гарнизона уже смирились с той мыслью, что Финляндия станет часть России и даже подумывали о переходе на службу русскому царю.

Подкрепления в осажденный Свеаборг так и не попали, и с 4 мая началась сдача в русский плен гарнизонов на отдельных островах и бастионах «Шведской крепости». За несколько следующих суток русские войска постепенно и без боя заняли все острова и укрепления. В 11 часов 30 минут 8 мая (26 апреля по старому стилю) 1808 года над Свеаборгом был поднят русский флаг, о чем возвестил 121 пушечный выстрел.

Фактически без боя Россия одержала внушительную победу, заняв не только почти неприступную стратегическую крепость, но и получив огромные военные трофеи, в том числе 11 шведских знамен. В русский плен попали более 200 офицеров и 7300 «нижних чинов», солдат и матросов шведской армии. России досталось 2033 пушки, большой запас ядер, бомб и гранат, 8680 ружей и 119 военных судов, ранее укрывавшихся в «Волчьих шхерах» Свеаборга.

Для России бескровное падение «Шведской крепости» продемонстрировало, что Финляндия теперь неизбежно войдет в состав империи русского царя. Для Швеции же падение Свеаборга фактически стало концом военной истории этой страны.

Показательно, что жена шведского капитана Рейтершельда, сыгравшая немалую роль в моральном разложении гарнизона Свеаборгской крепости, вскоре по окончании войны получила большую пенсию от царя Александра I. Шведские же власти объявили, что отдают коменданта Кронштеда и его офицеров под суд военного трибунала по обвинению в измене, поэтому и сам бывший шведский адмирал, и капитан Рейтершельд с женой, и многие их подчиненные предпочли остаться жить в отныне русской Финляндии. Родственникам Кронштеда, оставшимся в Швеции, пришлось изменить фамилию, чтобы укрыться от позора.

Россия же умелым и бескровным взятием Свеаборга, мощной «Шведской крепости», не только обеспечила присоединение Финляндии, но и доказала, что умеет брать вражеские твердыни не одной лишь силой, но и хитростью.

Источник: rusplt.ru
Просмотров: 454 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив