/Поздравляем/

Первые герои Советского Союза...

28 июня 1941 года два летчика Северного фронта пошли на таран, став первыми Героями Советского Союза в годы войны.

Великая Отечественная война дала наибольшее число награжденных высшей наградой тех лет: 11 739 человек — мужчин и женщин, военных и гражданских, воевавших на фронте и за его линией, были удостоены звания Героя Советского Союза. А первыми это звание в годы войны получили летчики 158-го истребительного авиационного полка 39-й истребительной авиадивизии, совершившие 28 июня 1941 года воздушные тараны на Северном фронте — Степан Здоровцев и Петр Харитонов. Через 10 дней, 8 июля, им и еще одному их сослуживцу, Михаилу Жукову, совершившему таран 29 июня, было присвоено высшее звание.

Примечательно, что в истории присвоения высшей награды Советского Союза именно летчики закрепили за собой хронологический приоритет. Напомним, что именно пилоты, участвовавшие в операции по спасению со льдов участников арктической экспедиции ледокола «Челюскин», были первыми, кто удостоился этого звания. 20 апреля 1933 года указом Верховного совета новая высшая награда страны, учрежденная за четыре дня до этого, была вручена семерым летчикам-участникам челюскинской эпопеи. Первыми в истории Героями Советского Союза стали Михаил Водопьянов, Иван Доронин, Николай Каманин, Анатолий Ляпидевский, Сигизмунд Леваневский, Василий Молоков и Маврикий Слепнев. До июня 1941-го высшего звания были удостоены еще 647 человек — в основном за бои на Дальнем Востоке (на Халхин-Голе и у озера Хасан) и Зимнюю войну 1939-40 годов. А потом грянуло 22 июня, и уже через полмесяца летчики — опять первыми среди равных! — стали первыми героями Великой Отечественной.

Судя по скупым данным о времени подвига, рассыпанным по множеству исследований и статей, хронологически первым был таран Харитонова. Хотя первым в тот день в боевой вылет отправился Здоровцев: около пяти часов утра 28 июля он вылетел на перехват противника в составе дежурного звена 3-й эскадрильи 158-го истребительного авиаполка. Харитонов поднялся в воздух позже (его звено как раз пришло на смену звену, с которым летал Здоровцев), но цель для своего тарана он встретил первым.

… Путь Степана Здоровцева в авиацию был весьма извилистым. Уроженец Ростовской области, сын крестьянина, он был классическим комсомольцем-добровольцем предвоенного периода. Выпускник тракторно-механической школы в родной станице, он, когда семья переехала в Астрахань, нашел себе работу в судоремонтных мастерских, потом получил свидетельство моториста баркаса, поработал в рыбном промысле, а откуда перешел в ОСВОД — Общество содействия развитию водного транспорта и охраны жизни людей на водных путях. Ответственный и спокойный, всегда готовый рискнуть собой ради других, он быстро стал начальником Астраханской городской спасательной станции ОСВОД, и уже на этой должности получил дополнительную специальность водолаза. А потом сменил соленый океан на воздушный — в 1937 году двадцатилетний Степан Здоровцев по комсомольской путевке (в разгаре была кампания под лозунгом «Комсомолец — на самолет!») отправляется учиться в Астраханский аэроклуб. Годом позже его призывают в армию, и в 1940 году свежеиспеченный выпускник Сталинградского военного авиационного училища прибывает к первому месту службы — в Псков, где на аэродроме Кресты тогда базировался 158-й истребительный авиаполк, летавший в основном на истребителях И-16 конструктора Николая Поликарпова. Очень быстро он обращает на себя внимание командования полка своей страстью к освоению новых приемов воздушного боя, и перспективного летчика отправляют на курсы командиров звеньев в город Пушкино. Окончив их и приняв участие в числе лучших курсантов в воздушном параде над Дворцовой площадью, младший лейтенант Здоровцев возвращается в свой полк, с которым он 22 июня и встретил начало Великой Отечественной войны.

Свою первую воздушную победу Степан Здоровцев одержал на пятый день войны. 27 июня перед самым вылетом на патрулирование он получил данные с КП полка о немецком бомбардировщике, приближающемся к аэродрому. Взлетев, пилот практически сразу обнаружил противника, уже готовившегося к бомбовому удару. Но отбомбиться немец не успел: истребитель И-16 нагнал его, зашел сверху и длинной очередью сбил. А на следующий день ранним утром дежурное звено, в составе которого был и Степан Здоровцев, вылетело на перехват бомбардировщиков, явно нацелившихся на полковой аэродром. Наши летчики перехватили «Юнкерсы-88» еще на подлете и заставили их повернуть обратно, однако сбить не смогли ни одного. А едва вернувшись, Здоровцев получил приказ вновь вылететь на перехват самолета противника, явно возвращавшегося с бомбежки. Но первые атаки закончились безрезультатно: немецкий бомбардировщик отлично маневрировал, все время подставляя советский самолет под огонь своих бортовых пулеметов. С третьего захода истребителю удалось расстрелять вражеского бортстрелка, и немец остался безоружным — но тут выяснилось, что последняя очередь исчерпала весь боезапас. И тогда летчик решил идти на тараню. «Мой самолет ударил винтом по хвосту «Юнкерса» и срезал его рули поворота, — рассказывал после Степан Здоровцев. — Вторым приемом я отрубил у врага рули глубины. Бомбардировщик потерял управление и камнем полетел вниз. Два немецких летчика выбросились с парашютами. Они были захвачены в плен нашими наземными войсками. Сбив противника, я почувствовал, что мой истребитель сильно вздрагивает. «Поврежден винт», — подумал я и остановил обороты. Пользуясь запасом большой высоты, я начал планировать в сторону аэродрома. Так пролетел свыше 80 километров и благополучно прибыл на свою базу».

Петр Харитонов — ровесник своего однополчанина Степана Здоровцева (они родились не просто в один год — 1916-й — а еще и в один месяц, только Петр был старше на восемь дней) — тоже пришел в авиацию непростой дорогой. Уроженец Тамбовской области, он после школы успел поработать плотником, потом закончил педагогические курсы и стал учителем начальных классов в Улан-Удэ. В 1934 году в городе открылся аэроклуб, и (помним, в разгаре кампания «Комсомолец — на самолет!») молодой учитель, закончив уроки, сам становится учеником — у полетных инструкторов. В конце 1937-го Харитонов получает свидетельство об окончании обучения в аэроклубе, а в 1938-м его призывают в армию и отправляют учиться военному делу в Батайскую военную авиационную школу летчиков, которая годом позже получила имя Героя Советского Союза Анатолия Серова — одного из самых знаменитых летчиков Гражданской войны в Испании. В 1940-м молодой пилот-истребитель получает звание младшего лейтенанта — и назначение в 158-й истребительный авиаполк в Пскове.

С 22 июня Петр Харитонов, как и все остальные летчики полка, начинает боевые вылеты — но встретиться с врагом в бою ему довелось только 28 июня. И в первом же своем боевом вылете он становится героем! Причем, как признавался сам летчик, невольно. «Патрулирую я на «Ишачке» (истребитель И-16. — Прим. ред.), вижу одиночный Ju-88. Атакую и прицеливаюсь по бензобаку. Но не стреляют мои пулеметы. И вдруг — что за черт! — противник, дымя, идет на снижение. Перезаряжаю пулеметы и снова атакую. Опять пулеметы молчат, а фашист все снижается, оставляя за хвостом полосу дыма. Догадался я, что включили они форсаж моторов, хотят обмануть меня, имитируют, будто подбит самолет и вот-вот рухнет. Ну, думаю, не на такого напали. Иду еще раз в атаку и вижу, что метрах в 50-70 от меня выровнялся бомбардировщик и уходит туда, откуда пришел. Разозлился я страшно и решил таранить. Подобрался к хвосту «Юнкерса». Расстояние сокращается с каждой секундой. Сбавил скорость, прикинул, куда ударить получше, и винтом обрубил ему рули глубины. Тут уж бомбардировщик действительно пошел к земле. Трое из экипажа сгорели, четвертый выбросился с парашютом, его в плен взяли. Он-то и показал: экипаж состоял из опытных асов, за бомбардировку городов Англии и Франции все имели Железные кресты. Ну, а я, как говорится, на родную землю без потерь приземлился».

Днем позже, 29 июня, таран совершил еще один летчик того же 158-го полка — младший лейтенант Михаил Жуков. Как писал позже в своих воспоминаниях главный маршал авиации Александр Новиков, командовавший в то время ВВС Северного фронта, «через день или два после таранных ударов Здоровцева и Жукова я докладывал... о трех героях-однополчанах и предложил представить их к званию Героя Советского Союза». Представление поддержали, и 8 июля 1941 года был опубликован указ Верховного совета о присвоении трем летчикам 158-го полка звания Героев Советского Союза. Они узнали о награждении в тот же день из газеты «Правда», где были помещены их портреты, рядом с ними — указ Президиума Верховного совета СССР, а ниже — стихотворение Василия Лебедева-Кумача «Первые три»:

«Здоровцев, Харитонов, Жуков!

Вас обнимает вся страна!

И все от дедов и до внуков

Твердят родные имена.

Пусть множатся ряды героев,

Пусть в наши грозовые дни

Дерутся все, как эти трое,

И побеждают, как они!»

Дальнейшая военная судьба троих героев сложилась по-разному. Степан Здоровцев погиб на следующий день после награждения, 9 июля: возвращавшийся с разведки его самолет перехватили несколько истребителей противника. Михаил Жуков погиб 12 января 1943 года в неравной схватке с девяткой немцев: снаряд попал в бензобак. Петр Харитонов 25 августа 1941 года совершил свой второй таран, за что был награжден орденом Ленина, а через пару недель в очередном бою был сильно ранен, вернулся в строй в 1944 году, воевал до Победы и ушел в отставку через десять лет после нее в звании полковника авиации.

Источник: rusplt.ru

Просмотров: 396 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив