/Тема дня/

ПОКАЯНИЕ ПОКЛОНСКОЙ или Какое значение имеет скандал вокруг фильма «Матильда»

Наконец-то прояснился истинный смысл и значение той полемики вокруг фильма «Матильда» Алексея Учителя, которую возбудила депутат Государственной думы Наталья Поклонская.

В Сети она высказала это лаконично и предельно определённо: «Пора покаяться, понять, мы предавать уже не можем». Прояснился этот смысл вне зависимости от того, осознает ли его сама Поклонская или нет, снова выдвигая идею всеобщего покаяния, как видно полагая, что этим всё разрешается… 
Конечно, фильм «Матильда» заслуживает критики и критики жёсткой. Конечно, его автору необходимо предъявить неудобные для него вопросы. Ну, хотя бы этот: зачем и почему он вбрасывает в нынешнее общественное сознание малозначащую страницу истории, тенденциозно её толкуя? Или: почему русского царя играет немецкий актёр, известный в узких кругах по эротическим фильмам? Это ведь вопросы не праздные. Тут «свободой творчества», за которую обычно прячут творческую несостоятельность и «оправдывают» идеологическую ангажированность своих творений либеральные авторы, не отделаешься. Но всё дело в том, что полемика вокруг фильма «Матильда», в том виде, в каком она завязалась, ведётся вовсе не о фильме. Она – о теме фильма, о том кому он посвящён – последнему русскому царю Николаю II. Судить же о произведении художественном, не касаясь стороны художественной, мы не имеем права. Иначе неизбежно впадаем в позитивизм и вульгарный социологизм. И спору этому не будет конца. Только доказав художественную, духовно-мировоззренческую несостоятельность фильма, мы тем самым защитим и отстоим и правду историческую. Иного пути нет. Иначе, причём тут художество? Ну и вели бы полемику, чисто историческую, приводя свои аргументы. Фильм в таком случае причём? Лишь потому, что он даёт повод к полемике. Ведь и Наталья Поклонская говорит не о фильме, а единственно о его теме. Но вместе с тем, она говорит и не о царе Николае II, как государственном деятеле. И не о царе как человеческой личности. Единственным критерием оценки царя для неё является его святость, то, что он и его семья канонизированы Русской православной церковью: «Что касается «Матильды» о цесаревиче Николае, то да, я, исхожу из того, что царская семья для меня святая, принявшая мученическую смерть, царь причислен нашей церковью к лику святых» (Наталья Поклонская: «не надо марать святыни!» «Литературная газета» № 10, 2017). Но является ли святость Николая II единственным и безусловным аргументом в оценке его роли в нашей истории и в оценке, в данном случае, кинофильма «Матильда»? Нет, не является. И это политик, даже такой молодой как Н. Поклонская, должен и обязан различать. Ещё ведь помнится то, в какой спешке проходила канонизация Николая II и его семьи. Помнится, кем и как предпринималось перезахоронение «Екатеринбургских останков», в результате чего общество раскололось на сторонников «подлинности» и «неподлинности» их. И в таком состоянии всё ещё пребывает. Тогдашний митрополит Московский и всея Руси Алексий II даже не присутствовал на этом перезахоронении, что свидетельствовало о том, что вопреки Церкви творилась акция идеологическая и политическая, но не духовная… В связи с этим, наши высшие церковные иерархи оказались в некой двусмысленности, призывая выразить своё отношение, прежде всего, к злодейству убийства царской семьи, а потом уже – подлинны или неподлинны «Екатеринбургские останки»: «Важнейшая задача, поставленная перед Церковной комиссией Святейшим Патриархом Кириллом, - получить от всех исследователей без различия их позиции относительно неподлинности или подлинности «Екатеринбургских останков», их обоснованные мнения по вопросам, относящимся к делу о злодейском убийстве Царской семьи, и представить возможность провести ответственную научную дискуссию с единственной целью – установить истину». Из интервью епископа Егорьевского Тихона «Русской народной линии» («Русь державная», № 7, 2017). Но разве полемика идёт вокруг оценки злодейского убийства царской семьи? Нет, полемика, возбужденная перезахоронением «Екатеринбургских останков», идёт о подлинности или неподлинности их. Оправдывающих же это злодеяние теперь, кажется, и вовсе не находится. Сам же по себе факт канонизации не может быть безусловным, тем более единственным аргументом в защиту царя и потому, что в наше время, к сожалению, свершаются такие канонизации, которые дают повод усомниться в их правомерности. Взять хотя бы канонизацию Максима Грека, совершенную к тысячелетию Крещения Руси в 1988 году, то есть 432 года спустя после его кончины в 1556 году. Что же столь долго пришлось ждать канонизации? Причём, человека, осуждённого двумя церковными Соборами за еретическую правку церковных книг… К тому же, серьёзные историки показали истинную цель его миссии на Русь для перевода богослужебных книг без… знания русского языка. То есть, для такой миссии неподготовленного, но подготовленного к миссии идеологической и политической. К примеру, в основательной монографии выдающегося историка нашего времени И.Я. Фроянова «Драма русской истории. На путях к Опричнине». (М., Издательский дом «Парад», 2007). Разве православные не вправе знать, чем мотивирована такая канонизация? И главное, – защита царя Николая II необходимая тогда, когда искажается или тенденциозно толкуется его облик, (в связи с кинофильмом «Матильда» – тоже), вовсе не предполагает некоего труднопредставимого всеобщего покаяния. Ведь это – обыкновенная либеральная идеологема, «популярная» в девяностые годы. Цель её была – увести от ответственности истинных виновников злодеяния. И переложение вины на народ, дабы принизить и унизить его. Припомним, что идеологическим обоснованием «демократической» революции, во многой мере стал кинофильм «Покаяние». С его поиском «дороги к храму», которая к храму так и не привела. И доказывается это тем, что никаких общенародных, коллективных, групповых покаяний не бывает. Покаяние – это индивидуальное духовное действо и таинство. Это – личный акт и никак не иначе. Да что там, даже приём во всякую политическую партию является строго персональным. А тут – покаяние! Всё это свидетельствует о том, что спекулировать на высоком чувстве покаяния ни в «либеральных», ни в «патриотических» целях недопустимо и непозволительно. Перед нами – положение сегодня довольно распространённое, когда под, вроде бы патриотическими декларациями, снова выдвигаются старые либеральные идеи, давно себя дискредитировавшие. Трудно представить, как именно все «мы» можем единовременно покаяться, потому что это немыслимо и невозможно по самой природе покаяния. Между тем, как о своём личном покаянии за своё предательство и убийство царя и его семьи Наталья Поклонская не сообщает. Или она в это самое «мы» не входит? Получается какое-то «покаяние» – без покаяния… 

х х х

Последующие события, связанные с фильмом «Матильда»: теракты- поджоги кинотеатров, телефонный терроризм, отказ сетей от показа кинофильма по соображениям безопасности зрителей, со всей определённостью свидетельствуют о том, что дело здесь вовсе не в молодом политике Наталье Поклонской. Она лишь сказала о недопустимости кощунства. Сказала, как могла. А потому мы, в свою очередь должны и обязаны сказать о том, какое значение имеет в действительности этот скандал в связи с кинофильмом «Матильда». Что стоит за этим скандалом? Или точнее так: преобладание каких воззрений в нашем нынешнем обществе, претендующих быть определяющими, выявил фильм «Матильда»? И, как понятно, ответить на эти вопросы можно не с точки зрения собственно исторической, реально-бытовой, но исключительно с точки зрения духовно-мировоззренческой. С точки зрения позитивистской и формальной совершенно не понятно, почему вдруг, да ещё в год столетия революции, обращается внимание на царя. И именно на этот период его биографии и нашей истории. Но на уровне метафизическом такое обращение к царю проступает довольно определённо. Ведь в фильме царь принижается. То есть, реанимируется комплекс цареборчества. Это же является, пожалуй, основным признаком и постулатом революционного сознания. То есть, создание этого фильма стало результатом преобладания в руководстве страны, в элите, именно революционного, либерального сознания и почти полного отсутствия традиционного. Но возникает вопрос: на кого теперь эта революционность направлена, если самодержавия у нас нет, а царь вместе с семейством давно зверски убит? Теперь эта революционность, этот бунт направлен на нынешнюю верховную власть в России и её олицетворение – Президента. Но вся пикантность ситуации состоит в том, что фильм «Матильда» создан по государственному заказу и на бюджетные средства. Впрочем, как и антиисторический и чрезвычайно затратный фильм «Викинг». Таким образом, перед нами парадоксальное положение: власть и элита реанимирует, пробуждает и пропагандирует такие «ценности», которые направлены против неё же… Но это же невозможно, – может сказать позитивистки мыслящий читатель. Ну почему же невозможно? В том-то и дело, что и создатели фильма,и его заказчики действуют не из злого умысла, а вполне искренне. Будучи глубоко убеждёнными в том, что это и есть передовые воззрения, что это и есть ценности, которые непременно приведут к благу. А к чему они приведут в действительности, это ведь станет ясно только потом, когда заказчикам и создателям фильма, так же, как и зрителям будет уже не до фильмов, если будет дело до чего-либо вообще. В том-то и состоит феномен людей идеологизированных, не укоренённых в народном самосознании, что ради догмата они поступаются даже самым очевидным интересом. Можно сослаться на исторический пример из той же эпохи. По нормальной логике было ведь ясно, к чему приведёт принятие пресловутого Приказа № 1, упраздняющего единоначалие в армии, да ещё в условиях войны. И всё же приказ, «превративший одиннадцатью строками одиннадцатимиллионную русскую армию в труху и сор» (В.Розанов) принимается. Причём, принимается насильственно и остервенело. Видимо те, кто это делал, полагал, что так будет лучше. Ради повсеместного торжества либерализма, в том числе и в воюющей армии. Догма оказалась дороже всего, в том числе и своей жизни. Вот каким свойством обладают подобные «глубокие убеждения»… По сути, подобную же ситуацию мы наблюдаем теперь. Государство заказывает фильмы, которые пробуждают революционное сознание в массах и направлено против него же… И против России, конечно. Ну а почему именно этот период жизни будущего царя избирается для сценария фильма? Думается, потому, что с точки зрения моральной, он представлялся создателям его наиболее «уязвимым». А потому и наиболее подходящим. Цель-то – принижение царя… Ну а то, что тем самым пробуждается комплекс цареборчества и революционного сознания, направленного уже не на давно несуществующее самодержавие, а на нынешнюю власть, – это ведь так неочевидно… Царь же принижается не на уровне обличительном, но на духовно-мировоззренческом. Скажем, кадр с целующимися любовниками на фоне икон имеет вполне определённое значение. Его можно проиллюстрировать аналогичным положением из поэмы «Демон» М.Ю. Лермонтова:

Тамара

Нас могут слышать!.. Демон Мы одне. Тамара А Бог! Демон На нас не кинет взгляда: Он занят небом, не землёй! Таким образом, по аналогии, царь олицетворяет демона, «мрачного духа», зло и вообще тёмную силу. Причём, олицетворяет тёмную силу априори, вне зависимости от его действий, по самому факту своего существования. И уже не только царь, но и всякая верховная власть. Вот истинный, потаённый смысл этой сцены. Но это ведь и есть извращение и народной жизни, и государственных представлений. А значит, это и есть кощунство, которое неизбежно несёт в себе общественное нестроение, революционный анархизм и беззаконие… Как видим, полемика, а точнее скандал вокруг фильма «Матильда» имеет более сложную природу. И возник он вовсе не случайно. А потому обсуждение фильма «Матильда» не может быть сведено к «свободе» творчества или оскорблению чувств верующих. Речь о самих духовно-мировоззренческих основах нашего бытия, о незримом подтачивании этих основ, что, как мы знаем по опыту миновавшего ХХ века, заканчивается крушением и государственной, и общественной, и личной жизни… Видеть же в противниках фильма «тёмные силы», «кликуш» и «вандалов» вовсе не ново. Точно так же в народе видели лишь «взбунтовавшееся быдло» в 1917 году… Печально, конечно, что опыт, доставшийся столь дорогой ценой, нас ничему пока не учит.

Пётр ТКАЧЕНКО, литературный критик, публицист, прозаик, издатель авторского литературно-публицистического альманаха «Солёная Подкова»

Просмотров: 568 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.