/Транспорт/

Успеть на поезд революции

Успеть на поезд революцииКак электроника выведет Россию в авангард четвертой промышленной революции. Готова ли Россия
В целом российские власти проявляют интерес к инновационной тематике. В 2011 году правительство приняло десятилетнюю Стратегию инновационного развития. В 2015 году заработала объявленная президентом Национальная технологическая инициатива (программа мер по формированию новых рынков и созданию технологического лидерства России к 2035 году). Реализуются преобразования по направлениям, напрямую влияющим на инновации (например, реформа РАН, создание институтов развития, инновационных кластеров и пр.).
Инновационная политика принесла определенные плоды: так, в рейтинге Global Innovation Index с 2010 года Россия поднялась на 16 позиций, хотя до лидерства еще далеко — сейчас мы занимаем лишь 48-е место. Низкие позиции в GII объясняются тем, что до сих пор инновационная политика оставалась «набором отдельных инициатив и решений, а не системным трендом, неотъемлемой частью экономической политики. В России на поддержку инноваций тратится много денег, но среда остается недоразвитой», констатируют авторы Национального доклада об инновациях в России.
В 2013 году Россия занимала второе место в мире по абсолютному уровню госрасходов на коммерческие НИОКР, потратив около $15 млрд. Однако фактически те расходы, которые проходят в российском бюджете по статье НИОКР, в большей части таковыми либо не являются вовсе, либо могут ими считаться с большой натяжкой. Значительная часть бюджета на НИОКР (40%) — это расходы на разработки военно-промышленного комплекса, в которые включается любое несерийное производство, в том числе тех вооружений, которые были разработаны уже очень давно. Структура «гражданской» части бюджета также во многом ориентирована скорее на отрасли, традиционно считающиеся высокотехнологичными, но в реальности производящие давно разработанные продукты.
В то же время коммерческий сектор не тратит на НИОКР почти ничего — здесь Россия находится в компании самых отсталых стран ОЭСР, таких как Чили, Мексика и Польша. В результате Россия оказывается в конце списка развитых стран по общим расходам на НИОКР.
«Достигнутые результаты не соответствуют ожиданиям», — отмечают авторы доклада. Доля инновационной продукции в России в общем выпуске — 8–9% (в странах-лидерах ~15%) и не растет за последние три года. А результаты российских инноваций все еще обладают низкой конкурентоспособностью. 0,4% — доля России в общем мировом экспорте высокотехнологичных товаров, хотя и наблюдается позитивная динамика (в 2010 году доля России составляла 0,21%).
«Созданные инновации преимущественно направлены на традиционные рынки сбыта организации (большей частью — на внутренний рынок), нежели на мировой. Лишь незначительная доля продукции классифицируется компаниями в качестве прорывной как для внутреннего, так и для мирового рынка», — говорится в докладе.
«Российские производители гражданской продукции критически отстают от своих зарубежных конкурентов в масштабе деятельности. Малые масштабы деятельности означают малые инвестиционные возможности в НИОКР. Кроме того, при малых масштабах российские производители не соответствуют критериям крупных заказчиков (в том числе заказчиков с государственным участием), которым требуется комплексное предложение и высокий уровень гарантий», — комментирует гендиректор Информационно-аналитического центра современной электроники («Совэл») Иван Покровский.
«На российском рынке электроники гражданского назначения работают около двух тысяч частных компаний. В основном это малый и средний бизнес с нишевым позиционированием. Их доля на внутреннем рынке составляет примерно 15–20%», — говорит Покровский.
Объем рынка, например, электронно-компонентной базы в России оценивается в $2,5 млрд в год. На долю отечественных производителей интегральных схем приходится лишь 10–15% этого рынка. А самое слабое направление в российской радиоэлектронной промышленности — вычислительная техника (доля иностранных устройств на внутреннем рынке превышает 90%).
При этом радиоэлектронная отрасль считается одной из самых динамичных в мире: темпы роста — более 7% в год. По данным доклада Future Market Insights, ежегодный темп прироста в сегменте гражданской электроники вдвое выше — до 2020 года отрасль будет расти на 15,4% в год и достигнет почти $3 трлн ($2,976 млрд).
Нужно госрегулирование
В то же время в отрасли в России действительно наметились определенные позитивные сдвиги. Например, с 2009 года отечественный рынок микроэлектроники вырос почти в три раза — до 150 млрд руб., а объем экспорта гражданской продукции увеличился примерно в два раза.
Частично проблема ограниченной экспортной экспансии связана с отсутствием специальных условий и механизма развития и поддержки «национальных чемпионов». Чтобы стимулировать развитие, в феврале Минпромторг объявил о начале субсидирования инноваций и проектов в радиоэлектронной отрасли.
«Сама по себе идея импортозамещения в сегменте электроники неплохая. Однако надо понимать, что в мире уже есть сборочная фабрика, и это Китай. Плюс накладывается отсутствие в России подготовленных кадров. Поэтому дешевле начать с создания фабрик дизайна, отдавая значительную часть производственных процессов на аутсорс, как делают остальные страны», — говорит главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян.
По данным Минпромторга, с 2016 года стартует второй этап ФЦП «Развитие электронной компонентой базы и радиоэлектроники», который продлится до 2025 года. Его основные задачи — «производство конкурентоспособной серийной продукции и завоевание емких гражданских сегментов внутреннего и зарубежного рынков». Основные инструменты поддержки — субсидии на НИОКР и компенсация части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным на создание и модернизацию технологической и производственной базы.
Эксперты считают, что только за счет субсидий, особенно в условиях жесткого бюджетного процесса, государству существенно поправить дела на российском рынке электроники не удастся. «Чтобы преодолеть этот разрыв, требуется государственное регулирование. Но не запретительное, как это практикуется сейчас в форме списков и назначений оборудованию статусов российскости. Такие подходы разрушают конкурентную среду и стимулы к развитию», — говорит Покровский.
По его словам, для развития отрасли требуется экономическое регулирование. «Это прежде всего таможенные пошлины на импорт конечного оборудования при снятии барьеров на ввоз комплектующих и материалов производственного назначения, это налоговые льготы для разработчиков электроники. Важно также вводить критерии доверенного оборудования на рынке инфраструктурных проектов, что даст преимущество российским разработчикам. Сейчас эти меры разрабатываются в сообществе ведущих частных компаний отрасли, в апреле они будут представлены», — говорит он.
Пока же на существующую поддержку, в частности, смогут рассчитывать компании, которые входят в электронный кластер «Ростеха» (в 2014 году они обеспечили 250 млрд руб. выручки). В нем перспективными разработками занимаются Объединенная приборостроительная корпорация (робототехника и телекоммуникационное оборудование), «Швабе» (системы безопасности, медицинская и световая техника, оптические материалы), «Росэлектроника» (промышленная электроника), «Автоматика» (кибербезопасность, проводное и беспроводное телекомоборудование, органические светодиоды).
«Предприятия холдинга «Росэлектроника» активно участвуют в федеральных целевых программах. В том числе благодаря этому мы получаем возможность вести реконструкцию предприятий, реализовать инвестиционные научно-исследовательские и опытно-конструкторские проекты, привлекать молодых специалистов, внедрять новые производственные технологии», — рассказали в пресс-службе «Ростеха».
По их данным, в 2015 году холдинг и предприятия «Росэлектроники» участвовали в следующих ФЦП: «Развитие ОПК Российской Федерации на 2011–2020 годы», «Развитие ЭКБ и радиоэлектроники на 2008–2015 годы», «Разработка, восстановление и организация производства стратегических, дефицитных и импортозамещающих материалов и малотоннажной химии для вооружения, военной и специальной техники на 2009–2011 годы и на период до 2015 года», «Поддержание, развитие и использование системы ГЛОНАСС на 2012–2020 годы».
В 2015 году реализовывалось 34 проекта с общим объемом финансирования 16,82 млрд руб. (8,26 млрд руб. — федеральный бюджет, 6,76 млрд руб. — кредитные средства под возврат в будущем из бюджета). Из 34 проектов 10 проектов завершены в 2015 году на общую сумму 1,66 млрд руб.
Новая стратегия
В прошлом году набсовет «Ростеха» утвердил новую стратегию развития корпорации до 2025 года. Согласно ей, изменится структура выручки корпорации — например, доля непосредственно вооружений снизится с текущих 20 до 13%. При этом произойти это должно не из-за сокращения соответствующего производства, а за счет роста показателей других подразделений, в первую очередь электронного кластера, который должен выступить технологическим ядром отечественной электроники. Увеличение доли продукции гражданского назначения позволит корпорации диверсифицировать производство, считает Покровский. Таким образом, «Ростех» обезопасит себя на случай возможного сокращения заказов в военной отрасли (действующая госпрограмма вооружений рассчитана до 2020 года).
В новой стратегии госкорпорация определила своих основных глобальных конкурентов, среди которых Samsung с выручкой 11,7 трлн руб. в 2014 году, General Electric (5,7 трлн руб.), Siemens и Boeing (3,7 трлн руб. и 3,5 трлн руб. соответственно). Выручка «Ростеха» в 2014 году составила около 1 трлн руб., а в 2015 году планируется на уровне 1,2 трлн руб.
«В наших планах к 2035 году выйти на уровень глобальных конкурентов, таких как GE и Samsung», — заявлял глава «Ростеха» Сергей Чемезов. Для этого корпорация намерена ежегодно расти в рублевой выручке на 17% как раз за счет выхода на международные рынки «умной» гражданской продукции, которые развиваются в два раза быстрее традиционных, на которых уже присутствует «Ростех». Для реализации стратегии, по расчетам корпорации, понадобятся инвестиции в 4,3 трлн руб.
В свою очередь, «Росэлектроника» планирует за 3–5 лет снизить долю гособоронзаказа с текущих 80–90% до 60%.
«До сих пор бизнес «Росэлектроники» был заточен под ВПК. Сложно найти применение, к примеру, приемно-передающего модуля, который используется для самолета пятого поколения, в гражданском секторе», — предупреждает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. Кроме того, считает эксперт, производителям придется столкнуться с определенным потребительским скепсисом. «Российское оружие пользуется хорошей репутацией. Тогда как у товаров потребления, особенно в сегменте электроники, ее нет. И даже если производитель выпустит более или менее качественный товар, ему предстоит преодолеть определенную потребительскую косность.
Впрочем, подобные сложности, похоже, не смущают руководство корпорации. По словам директора по коммуникациям и стратегическим исследованиям госкорпорации «Ростех» Василия Бровко, трансферт изобретений из оборонной сферы в гражданскую возможен. И именно кросстехнологические решения востребованы как на российском, так и на международном рынках.
По словам главы «Росэлектроники» Игоря Козлова, сейчас в холдинге прорабатываются новые проекты. Одним из перспективных считаются инспекционно-досмотровые комплексы, которые работают на основе СВЧ-ускорителей заряженных частиц и позволяют просвечивать багаж, автотранспорт, фуры, вагоны, корабли. «Они могут применяться в таможне, позволяют получать ценную информацию для предотвращения террористических угроз… Такие системы мы начали ставить на границе, на автодорогах: например, железнодорожный мост в Крым будет оборудован такими приборами», — рассказал Козлов.
В «Росэлектронике» проектирование и производство СВЧ-приборов считают одним из наиболее перспективных направлений. Объем рынка СВЧ-продукции мировых производителей к 2020 году оценивается в 2,2–2,4 трлн руб. — компания планирует занять долю в 200–240 млрд руб.
Кроме того, в стадии проектирования находится завод по производству светодиодов мощностью около 1 млрд светодиодов в год (в расчете на светодиоды мощностью 1 ватт) с объемом инвестиций более 7,1 млрд руб. У предприятий холдинга «Росэлектроника» есть также традиционные статьи экспорта — это электронно-компонентная база, материалы и сырье (например, германий для оптоэлектроники), а также готовые изделия — рентгеновские трубки различного назначения, лазеры, неуправляемые разрядники и пр. На основании уже подписанных контрактов в 2016 году планируется экспортировать продукцию холдинга примерно на $40 млн. Традиционные рынки сбыта — это страны СНГ, Юго-Восточной Азии, Китай, Европа. Кроме того, «Росэлектроника» планирует начать экспорт комплексных продуктов с высокой добавленной стоимостью: инспекционно-досмотровые комплексы, дефектоскопы, дефростеры, тепловизионные системы, телемедицину.
Инновации остаются главным возможным рычагом влияния на долгосрочный рост экономического благосостояния для России, так как возможности остальных, в том числе из-за демографических проблем, сильно ограничены. Благодаря электронике, которая является одной из быстрорастущих отраслей, у России все-таки остается шанс успеть на поезд четвертой промышленной революции. Если только господдержка «национальных чемпионов» не будет в итоге номинальной.
Источник: gazeta.ru
Просмотров: 591 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив