/В мире/

Эксклюзив! Надежда Савченко о следующем обмене пленными: «Нужно сберечь жизни людей»

В эфире сайта украинского оппозиционного издания «Голос Правды» и youtube-канала «PolitWera» народный депутат Украины Надежда Савченко рассказала о следующем этапе обмена пленными.

По словам политика, эта тема очень болезненная, «поэтому хотелось бы её осветить максимально объективно и правдиво для того, чтобы не навредить этому процессу, а помочь».

Говорят, что 7-8 россиян удерживаются в украинских тюрьмах. Они будут участвовать в обмене?
Их больше. 14 – это только официально подтверждённых российским МИД, но их на самом деле больше. До 30. Возможно, даже больше. Будут ли они участвовать в обмене пленными, – это будет зависеть исключительно от политических договорённостей. Потому что всё-таки есть украинцы, такие, как я – политзаключённые. Они находятся в российских тюрьмах. На оккупированных территориях и особенно в Крыму их количество может каждый день увеличиваться, потому что мы не можем контролировать ту территорию и обеспечить безопасность на этой территории.

Поэтому чтобы обмен был полноценным, должны быть политические договорённости: несмотря на то, что президент России заявляет, что украинские политзаключённые никоим образом не привязаны к минским договорённостям, где обмен идёт в формате «всех на всех», значит должна быть политическая договорённость, что это будет происходить с россиянами через амнистию какую-нибудь или через взаимное помилование со стороны Украины и России. Или обмен может происходить через третьи руки – например, через оккупированные территории Донецкой и Луганской области, но при условии, что украинцы будут переданы на украинскую территорию каким-то другим образом: экстрадиция, амнистия и так далее.

Поэтому пока не будет такой договорённости на наивысшем уровне (включая «нормандский формат» и наших американских партнеров), наверное, это не будет включено к формату обмена «всех на всех» просто в рамках того, что граждан России, у которых есть военные билеты и российские паспорта, будут передаваться в ЛНР/ДНР как бы по их требованию. А я думаю, что такого не будет, потому что должны быть более широкие договорённости и они должны как-то развиваться (гласно или негласно). Но реальный результат и первый шаг к миру – это действительно обмен «всех на всех», но в справедливом формате, когда люди будут получать свободу – те, кто стал заложником этой войны и политической ситуации.

 

27 декабря произошёл обмен. Уполномоченная по правам человека в ДНР Дарья Морозова публично сказала о том, что военнопленных, которых меняли с украинской стороны, было очень мало. По её словам, там чуть ли ни уголовники и бомжи. Насколько это соответствует действительности?
Вы имеете в виду, что она сказала о передаваемых на ту территорию – что военнопленных было мало?
Да. Из Киева отдавали в ДНР.
Смотрите: на самом деле обмен происходил по спискам. По «минскому формату» эти списки обсуждались с того времени, когда был введён «минский формат». То есть в течение добрых трёх лет. И если Дарья Морозова и [омбудсмен ЛНР] Ольга Кобцева заявляли этих людей исходя из каких-то своих решений (я не знаю) и подавали этих людей в списках, то их и отдавали. Не обязательно, что они не были, как Вы говорите, военнопленными. Возможно, они не держали оружие в руках. Но это означает, что за них воюют их родственники: я знаю о таких случаях со стороны коллаборантов ЛНР/ДНР. И получается, что эти люди кому-то нужны, то есть всё-таки кто-то платит за их свободу. Списки подавались теми же оккупированными территориями и их представителями, – значит им нужны были эти люди. Не просто же подавали людей...

Списки были согласованы, поэтому это их решение, кого забирать. Украинская сторона отдала всех, кто был в списках, кроме граждан России, потому что это – уже другое дело. Если сейчас мы говорим, что обмениваем по «минскому формату» и «минских формат» учитывает собой третью сторону – Россию – как наблюдателя или консультанта, а она всё-таки имеет территории, включая самих руководителей оккупированных территорий, то, соответственно, в таком формате и возвращались люди. Да, это украинцы на украинцев... Украинцы, разделённые войной, которую спровоцировала Российская Федерация в Украине и которой Российская Федерация помогает продолжаться. Но так выглядит «минский формат» и такие были договорённости. Поэтому возмущаться сейчас, что отдали не тех, я не вижу [смысла].

 

Я слышала Ваше выступление на «NewsOne», когда Вы сказали о том, что обменяли украинцев на украинцев. Сейчас Вы тоже об этом сказали. Подтверждает ли это то, что идёт гражданская война и что Украина воюет не с Россией? Или нет?
Это не подтверждает, что идёт гражданская война. Есть понятие «коллаборанты»: люди, которые поддержали врага против своего государства. Это происходит каждый раз, когда идёт, скажем, мировая война или между странами. Всегда есть коллаборанты. И сейчас мы рассматриваем вопрос именно в таком ракурсе. Я сейчас называю вещи своими именами в юридической плоскости и абсолютно не привязывая к этому какие-то свои эмоции или, скажем, нагнетание пропаганды для одной или другой стороны. Я называю это своими именами в юридической плоскости так, как это будет трактоваться в международных документах и международных судах.

Если мы будем говорить исключительно человеческой эмоцией, то это – жизни людей. Прискорбно, что идут войны и люди умирают с одной и с другой стороны. Войны всегда развязывает политика – это тоже нужно понимать. История потом даёт оценку этим событиями в мировой истории. Но на данный момент, если мы будем говорить абсолютно объективно, как политики, государственные служащие и переговорщики, мы должны говорить о том, что нужно сберечь жизни людей и волю людей любой ценой. И дело тут не в словах – действительно, должны быть объективные договорённости, компромиссы, дипломатические компромиссы, которые сохранили бы свободу и права людей на жизнь.

 

Почему не обменяли политзаключённую Дарью Мастикашеву? Насколько мне известно, она была в этих списках. Также интересно, почему не обменяли Мефёдова, Васильца и Тимонина.
Я не знаю, видели ли Вы окончательные списки, которые нам предоставила та сторона (ЛНР/ДНР). На самом деле, списки скрываются. Не факт, что [этих людей] там нет... Есть пара списков. Есть списки, где однозначно есть соглашение; есть спорные списки; есть категорически несогласованные списки. Это не означает, что об [этих людях] нельзя будет говорить во втором этапе. Потому что обмен «всех на всех» никогда не происходит в один этап: это невозможно. Я думаю, что в следующих этапах об этом однозначно будут говорить. Сейчас главное, чтобы произошёл первый этап до конца, потому что он уже произошёл немного наперекос...

На таких переговорах каждая страна и каждая сторона хочет выторговать самые выгодные условия для себя. Это не означает, что это обман или, скажем, откровенная ложь. Нет. Никто не скрывает... Поэтому над этим нужно работать. Конечно, нужно, чтобы этим занимались люди беспристрастные и не мотивированные исключительно своими интересами, а мотивированные всё-таки государственническим подходом к делу. Конечно, нельзя, и ни одна из сторон не будет идти на уступки национальным интересам, к сожалению, ради исключительно жизни отдельных людей... А Россия довольно часто демонстрирует такой подход и на этом строит свою политику... Нужно понимать, что будут, к сожалению, жертвы. Но максимально этот процесс нужно сделать с мыслями о людях как с одной, так и с другой стороны.

Источник: https://golospravdy.com/eksklyuziv-nadezhda-savchenko-o-sleduyushhem-obmene-plennymi-nuzhno-sberech-zhizni-lyudej/

Просмотров: 731 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.