/В России/

Уборка овощей обернулась большими проблемами для российского села

Если на колхозных полях когда и разворачивалась эпическая битва за урожай, то она происходит именно сегодня.

Рабочих рук для уборки картофеля и овощей катастрофически не хватает. Гастарбайтеров, основной ударной силы, просто нет.

Закрытые границы из-за пандемии коронавируса так и остались на замке. А на пороге уже маячит 2-я волна. Сможем ли убрать то, что выращено и засыпать в закрома родины? Вопрос с мигрантами, считают аграрии, необходимо решать на государственном уровне, не откладывая дела в долгий ящик.

Вот ситуация у крупного фермера Степана Соломникова. Дождливая осень, грачи улетели, а поле еще 4 гектара не убранной моркови, убирать ее некому. Вообще некому.

- Вчера приходили три старшеклассника, - рассказывает он. - Вместе они собрали 10 мешкой моркови, это вообще ни о чем.

Спрашиваю, какая вообще норма на человека и сколько это стоит.

В зависимости от мешка (30-40 кг) год назад в день гастарбайтеры собирали по 30-40 мешков каждый. Стоил такой рабочий день 1,5 тысячи рублей, в уборочную у них получалось в месяц по 40-45 тысяч чистыми. Неплохие деньги. Собрал сначала в ведро, из ведра пересыпал в мешок, потом погрузчик едет по полю, грузит мешки.

Работа примитивная и трудоемкая, но других вариантов в осенний период у российских фермеров просто нет.

Год назад в его хозяйстве на уборке и фасовке работало 45 человек из Средней Азии. Сегодня… ни одного нет. Как уехали еще перед объявлением карантина из-за коронавируса к себе на родину, так и не вернулись обратно, прости-прощай.

Вернемся к морковке – хорошей, сочной и сладкой. Если по выходным дням к фермеру будут приходить по три старшеклассника и собирать по 10 мешков, то, конечно, она останется в поле. Осень, дожди, распутица.

В буртах который день лежит убранная (но тоже не до конца) картошка под брезентом, ее укрывают от осадков. А расфасовать, откалибровать, заложить на хранение тоже некому.

Но с клубнями в какой-то степени проще. За ними приезжают те, кто закупается впрок, таких, оказывается, очень много, люди с тревогой ждут зиму. В конце сентября был рекорд: очередь из 102-х машин.

Ну, так вот, они покупают картофель в свои подвалы прямо с этих буртов. Вернее, не совсем так. Сначала берут 3-4 картофелины на пробу (так всегда поступают опытные домохозяйки), дома или на даче ее варят, чтобы посмотреть, как рассыпается, какой вкус. А уже потом «затариваются» по полной программе – по три-четыре мешка.

С удивлением узнаю, что свои клубни фермер продает по 20 рублей за килограмм. Такие цены только в супермаркетах, да и то по акции. А так уже и в сетевой торговле они стоят по 25-26 рубчиков.

- Морковку придется запахивать? - спрашиваю я.

- Не знаю, - отвечает фермер. – Может, оставлю под снегом. Однажды у меня такое уже было. Урожай выдался огромный, 1,5 гектара убрать не успели, а по весне выкопали. Нормальные корнеплоды, только некоторые сверху были чуть подгнившие. Может, и на этот раз так получится… Но с уборкой просто беда.

С острым дефицитом рабочей силы в нынешнюю уборочную кампанию столкнулся не только наш фермер. По последней сводке Минсельхоза России от 9 октября, картофель в стране убран на 82 % площадей, овощи и того хуже – только на 63,5 %.

Как видим, бьются за урожай и крупные хозяйства. Хотя в агрохолдингах достаточно высокий уровень механизации. Но на подборке, сортировке без человеческого фактора все равно не обойтись. В Картофельном союзе даже не исключают, что под следующую осень аграрии посадят клубней меньше. Если некому убирать, зачем их сажать в таких количествах?

Что говорить про мелкого сельхозпроизводителя? Все на «пупке»…

Выход – он вообще есть? Понятно, что со 2-й волной коронавируса ситуация с гастарбайтерами на селе только ухудшится. Их уже сегодня нет, а в 2021 году будет еще меньше. Вряд ли правительство откроет границы для свободного перемещения со странами СНГ.

Местное население, как правило, работать в поле категорически «упирается», даже если сидит на минимальном пособии по безработице. Даже в пастухи за коровами не хотят идти.

Волгоградские фермеры рассказали «МК»: год назад за сбор 45-килограммового мешка лука или морковки они платили гастарбайтерам по 45 рублей. Сегодня их нет, бросили клич для местного населения: мешок не 45, а 100 рублей! За 20 мешков можно в день заработать 2000 рублей!

Никто не заинтересовался.

Фермеры рассказывают, что та горстка мигрантов, которая чудом осталась на селе в пандемию, поняли, что они едины и незаменимы и выставляют за свои услуги неприемлимые условия. Чтобы в день, допустим, им платили не по полторы, а по три тысячи рублей. Плюс питание за счет работодателя. Чтобы было то и се…

Грабеж средь бела дня, считают наши земледельцы.

Тупик. Весной наращиваем посевные площади, чтобы побольше снять с гектара и даже отправить на экспорт (на весенние полевые работы вообще не нужны гастарбайтеры), а осенью захлебываемся от своего урожая, потому что не успеваем его убрать.

Неправильно все это – ставить в прямую зависимость продовольственную безопасность страны от мигрантов. Приедут они к нам или не приедут? И какие условия выставят.

Сложившуюся ситуацию мы попросили прокомментировать Игоря Абакумова – кандидата экономических наук, доцента Тимирязевской сельхозакадемии и ведущего передачи «Сельский час» в Интернете.

- Острая нехватка рабочих рук в нынешнюю уборочную кампанию это проблема только фермерских хозяйств?

- Нет, она касается всего отечественного АПК. За исключением тех сельхозпредприятий, которые полностью механизировали уборку картофеля и овощей. Но их в стране можно по пальцам сосчитать.

- И что же нам теперь делать? Ждать, когда закончится пандемия, гадать –приедут ли мигранты и спасут наше село?

- Дешевая рабочая сила – палка о двух концах. Когда-то наступает момент, у наемных работников просыпается классовое самосознание и они начинают понимать, что ручной труд дороже механического. Требуют почасовой оплаты труда, нормального общежития с душем. И, между прочим, правильно делают.

Дело не в отсутствии гастарбайтеров, а в нашей привычке не платить людям достойную заплату. Эта политика продолжается и сейчас, когда коронавирус остро обнажил эту проблему. Мне недавно позвонили на программу из одного крупного агрохолдинга. Просили поставить объявление: требуются рабочие на уборку овощей. Спрашиваю: сколько будете платить? От 500 до 900 рублей в день. Я отказался ставить это объявление, кто пойдет копать картошку или корнеплоды за такие гроши?

Да, три тысячи рублей в день, 8-часовой рабочий день, за переработку двойная оплата. Все должно быть, как у людей.

- За такие деньги многие бы москвичи на уборочную поехали. Плохо ли – за месяц стольник заработать. Но это же нереально! Я так понимаю, что от таких гастарбайтеров лучше сразу отказаться. Еще варианты есть?

- Заняться повсеместной механизацией уборки картофеля и овощей. Зерновые у нас давно механизированы. Есть зерноуборочные комбайны, где комбайн в поле молотит хлеба, а комбайнер-оператор сидит в офисе, пьет чай с бубликами и присматривает за полем по монитору.

Примерно так нужно и с овощами.

- Коммунизм какой-то. Но мы с вами взрослые люди и прекрасно понимаем, что это нереально! Да и не каждый фермер психологически отважится на такое техническое перевооружение. Другое дело привычные вилы и лопаты.

- Пускай тогда ждет гастарбайтеров. Но нужно иметь в виду, что скупой платит дважды.

- Пока мы механизируемся, пройдут годы. А кто будет складывать урожай в мешки?

- При льготной лизинговой поддержке и кредитной политике государства половину российских фермеров можно обеспечить такими механизмами года за два. Но с нашими чиновниками да, это нереально. Нужно, чтобы президент стукнул кулаком по столу. Тогда процесс пойдет. А про гастарбайтеров лучше забыть, нынешняя ситуация это красноречиво подтверждает.

Источник: https://www.mk.ru/

Просмотров: 202 Комментариев: 0
Добавить комментарий