/В России/

Вице-губернатор Кубани Алексеенко: "Инвесторы готовы идти в ЖКХ"

Вице-губернатор Краснодарского края, курирующий вопросы ТЭК и ЖКХ, Андрей Алексеенко рассказал, как сделать ЖКХ инвестпривлекательным и почему в РФ не выгодно развивать альтернативную энергетику.



Андрей Анатольевич, могу честно сказать, что для СМИ ваше назначение на должность вице-губернатора стало неожиданностью. А для вас это предложение было ожидаемым?

Нет. Для меня это было также полной неожиданностью.

А вы вообще понимаете, почему именно вас назначили на эту должность — курировать ТЭК и ЖКХ в качестве заместителя губернатора? У вас есть какой-то удачный опыт решения проблем в данных сферах?

Можно сказать и так. Последние 5 лет я непосредственно курировал в Туапсинском и Ейском районах все эти проблемы. Были ли какие-то прорывы, которые привлекли к моей кандидатуре внимание губернатора? Видимо, да. Например, в Туапсинском районе нам удалось многое сделать по модернизации топливно-энергетического комплекса. Мы заключили соглашение с «Межрегионгаз Теплоэнерго», компания уже построила в районе 3 новых котельных и одну уже запустила в конце 2015г. На подходе еще 2 новых котельных.

Успели ли вы погрузиться в проблемы курируемых вами отраслей на краевом уровне? Выявили ли какие-то наиболее слабые места в системах ЖКХ и краевого ТЭК?

Проблемы краевого уровня — это все те же проблемы муниципалитетов. Просто в каком-то районе они стоят острее, где-то ситуация лучше. Но в целом во всех 44 муниципальных образованиях существуют проблемы как с ТЭК, так и с ЖКХ. Поэтому все проблемы здесь нужно решать системно. Есть у нас в крае и такие районы, где проблемы с тепло-энергетическим комплексом стоят более серьезно. Но существуют также и положительные примеры их решения. Есть проблемы с водопроводно-канализационным хозяйством. Но нет такого, чтобы в каком-то одном месте было все плохо.

Хорошо, давайте тогда возьмем конкретную отрасль — ЖКХ. Одна из главных задач, которую поставил перед вами губернатор — это сделать коммунальные объекты инвестиционно привлекательными. В принципе, отдельные примеры у нас есть, когда инвесторы сначала за свой счет модернизировали объекты водоснабжения или котельные, и в итоге получали от этого прибыль. Вам как и всем остальным вице-губернаторам дали 6 месяцев на то, чтобы показать какие-то результаты. Как вы планируете привлекать инвесторов в ЖКХ и реально ли это вообще сделать сегодня?

Реально. Водоснабжение, энергетика, теплоэнергетика — это основные сферы поддержания жизнедеятельности населенных пунктов и туда инвесторы готовы идти. Что такое инвестиционная привлекательность? Это понимание инвестора, каким образом он вернет вложенные деньги, в какой срок и какую прибыль он от этого получит? На сегодняшний день законодательство дает такую возможность: существует закон о концессиях, или концессионных соглашениях. В том числе есть инструмент для возврата инвестиций — это долгосрочный тариф. Эффективными могут стать инвестиции и в водоснабжение, и в энергетику. Но чтобы эти сферы стали прибыльными, необходимо сначала вложить средства, провести модернизацию. Где-то поставить более мощные котельные, например, и т. д. Для этого в первую очередь нужно провести анализ эффективности работы того или иного оборудования.

На словах все понятно и привлекательно. Но ведь говорить о том, что инвесторы «стоят в очередь», не приходится?

Буквально на днях в край приезжал один из топ-менеджеров «Газпрома» - член правления, начальник департамента Владимир Марков. Мы говорили в том числе и о вопросах развития теплоэнергетики в крае. Мы достигли определенного понимания по развитию их деятельности и инвестированию дочерних компаний именно в развитие теплоэнергетики.

«Газпром» — это монополист рынка, который готов вкладывать в стратегические проекты и получать отдачу через 10-15 лет. А если говорить об отдельно взятых районах, где в реконструкции нуждаются небольшие котельные, подстанции и т. п. Здесь на кого надеяться?

Надо понимать, что замена или ремонт одной котельной проблему не решат. Никакого эффекта от этого не будет. Нужна системная и комплексная работа. Нельзя поменять один котел и тут же сделать из убыточного предприятия прибыльное и начать получать доходы. Вопрос больше не в том, какого масштаба должен быть инвестор — федеральная это компания или местная, а сколько инвестиций она готова вложить.

И с каким объемом инвестиций можно «заходить» в сферы ТЭК и ЖКХ?

В среднем модернизация теплового комплекса одного муниципального образования с населением порядка 100-150 тыс. человек обойдется компании в пределах 500 млн руб. А срок возврата уже рассчитывается от финансовой модели. Кому-то критично вернуть деньги за 5 лет, а кто-то, как вы сказали, может позволить себе и 10, и 15 лет.

И я хочу сказать, что инвестировать именно в теплоэнергетический комплекс сегодня  достаточно много желающих кроме «Газпрома» и его дочек. Например, есть пример компании «АТЭК», которая достаточно хорошо представлена в крае. Есть локальные районные компании, которые не получают сверхприбыли, но работают на модернизацию, установку нового более высокотехнологичного оборудования, применяют новые системы теплоизоляции и т. д. - они также достаточно эффективны.

Сегодня одна из главных проблем в ЖКХ — это износ инженерный сетей на 70%. В том числе одна из ваших задач, по словам губернатора - «наладить процесс их скорейшей модернизации». Так же речь шла о том, что если понадобится, сети нужно забирать в краевую или муниципальную собственность. А у региона вообще есть деньги на эту модернизацию?

Средств у бюджета на это, к сожалению, нет. Поэтому непосредственно упор сейчас на привлечение инвестиционных средств. Собственники будут вкладывать в это на основе концессионных соглашений. Концессионное соглашение — понятный прозрачный механизм, в котором расписываются все мероприятия, которые должен совершить инвестор. И уже из этой схемы определяется тот объем инвестиций, который необходимо вложить. Соответственно инвестор понимает сколько ему нужно вложить, какой объем выручки он получит и какую прибыль будет иметь в итоге. И отсюда уже будет складываться та тарифная модель, которая утверждается в соглашении. Поэтому что касается модернизации и замены систем, здесь конечно в большинстве мы будем рассчитывать на инвестиционные схемы.

Как правило, любая модернизация, инвестиции в ЖКХ влекут за собой рост тарифов. Но сегодня на дворе кризис, реальные зарплаты населения сокращаются, как показала практика, люди реагируют на любые повышения своих затрат очень бурно...

Я хочу сказать, что вложение инвестиций в какой-то объект не всегда связано с увеличением тарифа. В ряде случаев инвестиции направлены на повышение эффективности работы, то есть на сокращение издержек и повышение рентабельности. То есть на уровне уже имеющегося тарифа повышается эффективность и рентабельность. Это и есть тот доход, та прибыль, которую компания может тратить на инвестиции. Компания в итоге получает прибыль, не увеличивая тариф.

Наш регион традиционно энергодефицитный. На ваш взгляд, насколько нам сегодня не хватает собственной генерации?

Ни о каком «энергодефиците» не может идти речь. Существует единая энергосистема России и оптовый рынок электроэнергии. У нас рядом Волгодонская АЭС, которая вырабатывает электроэнергии столько, что хватит на несколько регионов. Но проблема в том, что у нас недостаточно мощностей трансформаторных подстанций. То есть та мощность, на которую рассчитана энергосистема города Краснодара, например, она уже выработана. Нам необходимы более мощные трансформаторы, нужно строить новые подстанции. Ну а строительство подстанций - это очень финансово затратное мероприятие. Но и здесь работа ведется, у энергокомпаний есть свои инвестиционные программы и т. д.

А что касается малой генерации и альтернативных источников энергии. Ранее эта тема активно обсуждалась региональными властями. Были проекты строительства ветрогенерации в Ейске. Но реального развития она так и не получила.

Малая генерация - это объекты генерации электроэнергии до 25 мегаватт, которые не требуют выхода на федеральный рынок электроэнергии. Малая генерация может выдавать в пиковые нагрузки дополнительные мощности. Действительно, у нас пока мало таких примеров, хотя малая генерация — это выход для многих отдельных локальных районов, где есть дефицит электроэнергии. И эта система может быть эффективной и окупаемой.

С альтернативной энергетикой сложнее. Любая альтернативная энергетика дотируется во всем мире. Она всегда будет дороже большой генерации. Поэтому на сегодняшний день без дотирования мы не сможем в полном объеме развить альтернативную энергетику. Да и зачем?Если бы на сегодняшний день существовали технологии, которые позволяли бы вырабатывать альтернативными источниками электроэнергию дешевле, чем крупными ТЭЦ или АЭС, тогда был бы смысл. Пока сделать это технологии не позволяют.

Как на энергосистему региона повлияет завершение ввода энергомоста в Крым и поставки туда электроэнергии?

На нашей генерации в значительной степени это никак не отразится. А в перспективе это даже повысит надежность энергосистемы Кубани. У нас появится новый резерв мощности. Чем больше построено энергообъектов, тем выше надежность электроснабжения отдельно взятого региона. Сейчас, как вы знаете, первая нитка энергомоста уже работает. Идет строительство второй подводной линии, скоро и она будет запущена в качестве резервной для повышения надежности энергоснабжения полуострова. Это так называемое резервирование: нельзя питать один объект с двух сторон, с какой-то стороны «рубильник» будет отключен. Но когда будет необходимость либо перегрузить мощности, либо снять нагрузку с сети, тогда питание будет осуществляться от второго источника.

Еще один большой федеральный проект — газопровод «Южный поток». Ранее представители «Газпрома» заявляли, что инфраструктура «Южного потока», построенная на территории Краснодарского края, будет использоваться для газификации региона. Какая инфраструктура уже создана в регионе? Есть ли уже наработки по ее использованию для газификации? И как отразится на газификации региона тот факт, что конечная точка газопровода так и не определена и не известно, будет ли он вообще построен на фоне обострения отношений с Турцией?

«Южный поток» еще строится. Но объем газа, который предусматривался для увеличения поставок в Краснодарский край по этой системе, остается прежним. Но чтобы его использовать, нам также необходимо провести большую работу: модернизировать или реконструировать часть АГРС (Прим. РБК: автоматическая газораспределительная станция, обеспечивает подачу газа от магистральных газопроводов и отводов к населенным пунктам). У нас уже есть программа реконструкции, которая полностью синхронизирована с программой «Газпрома». Работа идет.

Что касается конечной точки маршрута... Честно скажу, я не готов комментировать стратегические планы крупных компаний и внешнюю политическую деятельность РФ. А что касается газа, то край будет получать те объемы, о которых мы договорились с «Газпромом», после завершения реконструкции АГРС. 

Справка
Андрей Алексеенко  родился 23 апреля 1978г. в ст. Новопокровской Краснодарского края. Окончил Кубанский государственный Аграрный Университет.  В октябре 2015г. был назначен на должность вице-губернатора Краснодарского края, курирующего вопросы ТЭК и ЖКХ.  В системе власти Алексеенко начал работать с 2007 г. (в администрации г. Краснодара). В октябре 2010г. он был назначен замглавы Туапсинского района, этот пост он занимал до сентября 2015г., пока не перешел исполнять обязанности главы Ейского района. Но уже через месяц, 22 октября, Алексеенко был назначен заместителем губернатора региона.

Подробнее на РБК:
http://kuban.rbc.ru/krasnodar/interview/09/02/2016/56ba0ac69a7947603bcd569b?from=main
Просмотров: 1 301 Комментариев: 1
  1. Владимир 03.03.2016 18:52 Ответить
    Всё верно!!! Пока правительство не начнет поддерживать "зеленые" тарифы, ничего не измениться! А было бы всё просто для того же правительства, гос.структур: не нужно ничего инвестировать, можно просто внедрить этот тариф и граждане сами всё проинвестируют и смогут отдавать избытки в сети, пусть даже не зарабатывая....
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив