/В России/

На страже девства

Врачей могут обязать сообщать в полицию о половой жизни подростков.

Информация о ведущих половую жизнь подростках в возрасте от 14 до 16 лет будет направляться из медучреждений в правоохранительные органы. Далее будет проводиться проверка на предмет совершения в их отношении преступлений сексуального характера. Такова сутьпредложения, направленного из Следственного комитета России (СКР) в Минздрав. Никаких законодательных изменений, по мнению авторов, не требуется: передача информации предполагается в рамках взаимодействия между ведомствами. Стало быть, чья-то спорная идея может весьма быстро превратиться в официальное распоряжение. «Лента.ру» попыталась разобраться, что стоит за столь неожиданным предложением и к чему может привести его реализация.

Показать все, что скрыто
Информационный обмен между медиками и стражами порядка существует давно. Из больниц и травмпунктов в дежурные части полиции регулярно поступают телефонограммы о пациентах с огнестрельными и ножевыми ранениями, явными следами побоев и истязаний, то же касается жертв сексуального насилия.

Во всех этих случаях работает простая логика: человеку причинен умышленный вред другим человеком, и виновного следует привлечь к ответственности. Этот принцип заложен и в базовый закон 1993 года № 5487-1 «Об охране здоровья граждан».

В статье 61 этого документа дано определение врачебной тайны: «Информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении». А также то, что передавать «куда следует» закрытые данные можно и нужно «при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий».

Исходя из этого врач-гинеколог, определивший, что его 14-летняя пациентка живет половой жизнью, но не обнаруживший характерных следов насилия, а, соответственно, и вреда здоровью, в полицию с докладом не пойдет. Хотя может аккуратно уточнить, все ли у девушки в порядке с партнером.
Но в СКР считают, что такой подход мешает выявлять преступления, предусмотренные статьей 134 УК (половые отношения с лицом, не достигшим 16 лет). «Не все знают о наличии такого уголовного запрета, девочки скрывают такие факты в силу природной стеснительности или по наущению родственников и знакомых, опасаясь огласки либо негативных последствий со стороны лица, совершающего такие преступления», — заявила глава управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СКР Евгения Минаева.

Согласно УК любые половые сношения с ребенком до 12 лет приравниваются к изнасилованию (статья 131), «поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий». А вот те, кто старше, воспринимаются государством как люди, способные принимать самостоятельные решения, а с 14 лет даже нести уголовную ответственность.

Закон позволяет, например, 14-летним заниматься сексом со сверстниками, но сексуальная близость с совершеннолетними (даже по доброй воле и по большой любви) строго запрещена, так как попирает признанные обществом нравственные нормы. Участники таких отношений преступником и жертвой себя не считают и часто скрывают их, дабы не вызывать лишних вопросов. Из-за этого статья 134 на практике почти не применяется. В редких случаях в полицию приходят разгневанные родители несовершеннолетних, заставляющие своих отпрысков давать показания.

Чтобы изменить ситуацию, СКР решили обязать врачей сообщать стражам порядка о любых признаках половой жизни среди несовершеннолетних. «Передача таких сведений в правоохранительные органы, — считают в СКР, — обеспечивает защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего и не может считаться разглашением врачебной тайны, так как тайна предварительного следствия в не меньшей степени охраняется законом».

Список растленных
Все последствия передачи сведений из гинекологических кабинетов в правоохранительные структуры просчитать довольно сложно, но все опрошенные эксперты уверены, что они будут иметь негативный характер.
«Учитывая, что у нас средний возраст вступления в половые отношения — 15,5 лет, это будут внушительные по объему списки, — рассказал «Ленте.ру» источник в одном подразделений по делам несовершеннолетних (ПДН) столичного главка МВД. — Направлять их из поликлиник будут в полицию, так как первичные материалы для возбуждения уголовного дела в СКР часто собираем именно мы. Да и не хватит у Следственного комитета сотрудников для такой работы».

Волна общественного недовольства поднимется, по словам источника, когда сотрудницы ПДН придут с этими списками в школу и домой к подросткам, чтобы побудить их к объяснениям: «С кем у вас интимные отношения? По доброй ли воле? А сколько ему лет?» И все это затронет исключительно девочек, так как определить вступивших в половую жизнь мальчиков без сложных экспертиз невозможно.

«Сейчас многие родители отводят своих дочерей к гинекологам в частные клиники, — продолжает источник. — А что будет, когда станет известно о подобном распоряжении? Девочки просто перестанут ходить в поликлиники, и заставить их не получится. И ради чего это все? Если отношения с совершеннолетним были добровольными, то они, по глупости рассказав об этом, потом наверняка откажутся от своих показаний в ходе следствия».

По словам эксперта, велика вероятность, что проверка полученных от гинекологов списков превратится в бюрократическую формальность, в которой не будет практического смысла, только ущерб для психики подростков, которых замучают допросами.

«Это тревожный сигнал»
«Пускай Следственный комитет выделит средства на хорошее исследование и поиск научного обоснования подобных инициатив, — говорит профессор Института образования НИУ ВШЭ и руководитель исследовательской группы «Современное детство» Катерина Поливанова. — А не так, что кто-то что-то захотел выяснить. Представляете, как это будет выглядеть в каком-то небольшом городке, где все друг друга знают? И почему врачи из девочек должны что-то вытягивать, какую-то интимную информацию? Получается гендерный шовинизм какой-то. Нужно точно понимать, каковы будут последствия решений, прежде чем их принимать».

По словам правозащитника, писателя и драматурга Марии Арбатовой, не то что врачи, но даже родители имеют право принимать какие-то решения и куда-то обращаться только в том случае, если у ребенка обнаружены следы насильственных половых отношений или если девочка забеременела.

«Это абсолютно антиконституционная мера, — считает Арбатова. — Сама по себе вся эта история с предложением Минздраву — манифест беспомощности Следственного комитета в области борьбы с педофилией. Я знаю, что Александр Бастрыкин очень серьезно к этому относится, благодаря ему огромное количество педофилов посажено, но такая мера совершенно неэффективна, потому как все, что запрещается, уходит в тень. И у нас будет еще меньше информации о том, что происходит с детьми».
Западный опыт, по словам Арбатовой, связан с активизацией выслеживания педофилов в интернете. «Дети намного откровеннее в соцсетях, чем на приеме у врача, — отметила писатель. — Я не думаю, что это предложение воплотится в жизнь, но это тревожный сигнал с точки зрения прав ребенка, потому что для него это унизительно. Чтобы вести учет подростков, живущих половой жизнью, нужно принимать специальный закон. И тогда мы станем полицией нравов и будем жить в средневековом клерикальном государстве».

Арбатова уверена, что защищать детей от сексуального растления нужно, но делать это следует современными методами, отвечающими запросам постиндустриального общества.

«Всем понятно, что девочки просто будут избегать походов к гинекологу, и это негативно скажется на их здоровье, — объяснил «Ленте.ру» психолог Михаил Лабковский. — Есть другие возможности выявлять совершеннолетних, вступивших в сексуальную связь с несовершеннолетними, кроме как пытать подростков, что, естественно, негативно влияет на их психику».

По словам Лабковского, государство может успешно заниматься профилактикой ранних сексуальных отношений в школах, рассказывать детям об ответственном отношении к этому. Такая инициатива существовала, но ее отвергли как навязанную Западом. Теперь получается, что сначала подростки предоставлены самим себе, а затем вдруг становятся фигурантами уголовных дел.

И не стоит забывать о сотнях, а может, и тысячах сломанных судеб — о тех 18-19 летних ребятах, которые имели неосторожность вступить в близкие отношения с несовершеннолетней. Не так важно, была у них любовь или ребятам просто было хорошо вместе, — следователя это будет интересовать в меньшей степени. В процессуальном смысле он если не насильник, то как минимум растлитель, и даже показания девушки далеко не всегда могут убедить следствие в невиновности ее партнера. К тому же мало кто сомневается в том, что наши правоохранительные органы умеют убедить потерпевших дать нужные показания.

Источник: lenta.ru

Просмотров: 128 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив