/Тема дня/

Лутеры, а не мародёры: почему многие американцы не осуждают грабежи во время протестов

«На протяжении большей части истории Америки лутинг был одним из самых действенных методов борьбы с белым превосходством… Лутеры действуют в интересах общей борьбы, и я хочу отдать должное всем этим смелым и вдохновляющим поступкам, которые они предприняли за последние недели. Я солидарна с демонстрантами, которые идут грабить… Это способ активизации дискуссии среди тех, кто участвует в борьбе против угнетения».

Этими словами начиналось эссе журналистки из Филадельфии Вики Остервэйл, вышедшее в августе 2014 года во время массовых беспорядков в Фергюсоне на фоне убийства полицейским чернокожего Майкла Брауна.

Термин «loot» широко распространен в поп-культуре, в частности в видеоиграх, и означает награду, выпадающую из убитых врагов или просто ценные предметы, собранные в процессе игры. В английском языке «looting» означает не «мародёрство», для которого есть отдельные термины «pillage» и «marauding», а скорее именно «воровство во время беспорядков». В русском языке такого разграничения просто нет.

Сейчас эти слова на слуху в России благодаря новым протестам на расовой почве в США, где демонстранты крушат магазины и выносят оттуда всё ценное. И тут кроется интересный нюанс: далеко не все считают и называют их мародёрами. Для них используют более нейтральный термин «лутеры», потому что «мародёрство» — это однозначно порицаемый поступок, а действия лутеров вызваны в том числе экономическим и классовым неравенством. К тому же в «лутинге» не всегда присутствует материальное обогащение, иногда это грабёж, чтобы просто навредить.

Вики Остервэйл в своём эссе 2014 года доказывает, что лутинг в США — исторический способ борьбы с превосходством белых. Объясняется это тем, что белым американцам принадлежит собственность (магазины, дома и прочее), с помощью которой они угнетают афроамериканцев, и в таком случае изъятие этой собственности не аморально, а справедливо.

Белые используют термин «мародёрство», выставляя цветных жадными и ленивыми, но всё как раз наоборот — это трудный и опасный поступок с потенциально ужасными последствиями

Вики Остервэйл

И дальнейшее предположение, что лутер ни с кем не делится награбленным, их сторонники называют расистским, потому что бедные слои населения, в том числе и цветного, практикуют большую взаимопомощь внутри своих сообществ, чем богатые белые. Проще говоря, грабить люди идут не от хорошей жизни, а ввиду большой нужды и собственной бедности, сформированных как раз таки классовым неравенством. И сегодня это «оправдание» снова стало актуальным на улицах горящих американских городов. Даже сами владельцы разгромленных и разграбленных магазинов задаются вопросом: «Почему в нашем обществе так много людей, которым нечего терять?»

Уже через пару дней после начала демонстраций в Миннеаполисе, переросших затем в массовые протесты и столкновения с полицией, стали появляться сообщения о разграбленных торговых точках. Эти действия широко осудили политики, правоохранительные органы и многие граждане, которые призывали к мирной демонстрации. Разграбленные магазины вызвали сильную реакцию среди наблюдателей по всей стране, которые интерпретировали этот акт по-разному: как демонстрацию антикапиталистических настроений, признак беззакония и бессилия власти или выражение ярости и экономических трудностей.

Масштабные демонстрации против полицейской жестокости охватили 250 городов во всех штатах, и практически повсеместно зафиксированы случаи грабежей и вандализма — в основном страдают большие сетевые магазины, торговые центры и магазины люксовых брендов как главные символы зажиточности капиталистического режима и классового неравенства.

Но толпа протестующих очень неоднородна: у людей разные убеждения и разные мотивы находиться на улице. Многие призывают к мирным демонстрациям и исключительно ненасильственным методам, но немало и тех, кто считает, что столкновения с полицией, погромы, поджоги и лутинг — единственный способ борьбы с системой.

В борьбе с последними не помогли ни введённый Трампом режим ЧС, ни нацгвардия, ни комендантский час, ни угрозы президента начать стрелять по лутерам. Активисты стали использовать в сети фразу «Merchandise can be replaced. Black lives can not» («Товары можно заменить. Жизни чёрных — нет») и распространять ту самую статью Вики Остервэйл «In Defense of Looting».

Как правило, у людей довольно однозначная негативная реакция на погромы и насилие во время протестов, но почему сейчас всё иначе?

Когда на улицах вспыхивают пожары, грабежи и насилие, это становится основной темой в СМИ, которые начинают освещать только тему мародёрства и говорят о протестующих только в общей массе, не разбирая ни состава толпы, ни причин, по которым люди вышли на протесты. Всё внимание зацикливается на «симптомах», упуская из виду «болезнь».

Но «болезнь» — это целый ряд давних проблем, последних событий и стечений обстоятельств. Это горючая смесь из расизма, классового и экономического неравенства, проблем с уголовной системой, накопленного за время пандемии напряжения и безработицы на фоне кризиса.

40 миллионов безработных американцев, потерявших доступ к банальному медобслуживанию, запертые несколько месяцев в своих квартирах без чётких перспектив и понимания, откуда придёт их следующая зарплата, просто доведены до отчаяния. И убийство Джорджа Флойда стало пресловутой «последней каплей», после которой люди в прямом смысле рискуют жизнью, выходя в самый разгар пандемии на улицы, зачастую пренебрегая всеми мерами безопасности и дистанцирования.

Разумеется, что никому бы не хотелось видеть, как крушат его собственность. Если вы владелец бизнеса, вкладывающий все силы и средства в своё дело, вы, вероятно, не захотите, чтобы его принесли в жертву во имя какого-то движения. Но сейчас происходит именно так.

Там стоял этот чёрный старик. Наблюдая за происходящим он сказал: «Видишь там [горит]? Это мой музыкальный магазин». Он готов пожертвовать всем, лишь бы увидеть изменения. Вещи должны гореть, чтобы привлечь внимание к тому, что система не работает

Терри Нгуйен, репортер vox.comНынешняя ситуация в США явно говорит, что в обществе и в экономике страны назрел серьёзный кризис. Власти называют происходящее в стране нарушением закона, а с точки зрения людей — закон больше не имеет легитимности. Вопрос состоит в том, как создать общество, в котором у людей нет необходимости воровать и есть всё необходимое для того, чтобы быть полноценной частью этого общества и чувствовать себя защищёнными.

Источник: BAZA

Просмотров: 466 Комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.