/Поздравляем/

Полёт первой русской баллистической ракеты

Полёт первой русской баллистической ракеты

15 мая 1957 года с полигона Байконур отправилась в полет первая русская баллистическая ракета Р-7 — главная ракета-носитель страны.

Полёт первой русской баллистической ракеты

Российская космонавтика и российские Ракетные войска стратегического назначения сегодня представляются обычному человеку чем-то достаточно далеким друг от друга. Ну да, и те, и другие имеют дело с ракетами, и те, и другие запускают их на большую высоту — но задачи-то и сами ракеты у них разные! Такое, пусть упрощенное, но верное представление отражает картину сегодняшнего дня. А на заре существования ракетной программы Советского Союза все было совсем не так. И даже первая советская космическая ракета — «Спутник», которая 4 октября 1957 года вывела на околоземную орбиту первый искусственный спутник Земли, была всего лишь разновидностью первой серийной баллистической ракеты Р-7.

Эта ракета, которую до сих пор с уважением называют просто «семеркой», отправилась в свой первый полет 15 мая 1957 года. Пусть он был не слишком удачным, пусть по-настоящему успешный полет Р-7 совершила лишь 21 августа, но тот — первый! — запуск помнится по сей день. И это понятно: ведь с того дня «семерка» не прекращала своих полетов! Все пилотируемые запуски и в Советском Союзе, и в России по сей день осуществляются с помощью ракет-носителей, которые по сути своей являются модернизированными вариантами Р-7! Получается, что вот уже седьмой десяток лет «семерка» служит нашей стране, и самое главное, не собирается прекращать своей службы…

Фактически работа именно над межконтинентальной баллистической ракетой началась в декабре 1950 года, когда соответствующая поисковая научно-исследовательская работа была задана постановлением Совета министров СССР. Ученым и конструкторам предстояло найти пути создания мощной ракеты, которая могла бы доставить спецбоеприпас — так в СССР именовались ядерные боеприпасы — на другой континент. К тому времени усилиями ОКБ-1 при НИИ-88 — конструкторским бюро под руководством Сергея Королева — уже были созданы первые баллистические ракеты с радиусом действия 600 км, которые год спустя приняли на вооружение. Но такой дальности полета категорически не хватало, чтобы нанести в случае необходимости удар по территории США. А иметь такую возможность нужно было позарез: ни для кого в СССР не было секретом, что Соединенные Штаты ведут разработку собственных баллистических ракет с ядерной боевой частью. Причем с заметным опережением, ведь в конце войны именно американская разведка сумела заполучить большинство ведущих германских ученых-ракетчиков и все важнейшие материалы в этой области. Да и ядерное оружие Америка создала и испытала первой: к началу работ над Р-7 Советский Союз только год как осуществил первый собственный ядерный взрыв и принял на вооружение первую атомную бомбу.

С декабря 1950-го по февраль 1953-го военные и правительство постепенно уточняли концепцию и требования к первой отечественной межконтинентальной баллистической ракете. Начиналось все с задачи создать ракету, способную нести боевую часть массой от 1 до 10 тонн на расстояние от 5 до 10 тысяч километров. А в итоге 13 февраля 1953 года было принято совершенно секретное постановление Совета Министров СССР «О плане научно-исследовательских работ по ракетам дальнего действия на 1953—1955 гг.», в котором второй пункт формулировал такие требования к ракете: «Наибольшая прицельная дальность полета: не менее 8000 км; Максимальное отклонение от цели на наибольшей прицельной дальности полета: по дальности — +15 км <…>, в боковом направлении — ± 15 км; Вес боевой части не менее —3000 кг». Осенью того же года вес боеголовки решено было увеличить до 5,5 тонн. А 20 мая 1954 года принимается окончательное совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР №956-408сс (то есть совершенно секретное) «О создании ракеты под полезную нагрузку 5,5 т, с дальностью не менее 8000 км», в котором впервые появляется и индекс новой ракеты — Р-7, получившей в системе обозначений Управления ракетного вооружения индекс 8К71.

Впрочем, еще до того, как был подписан этот документ, на высшем уровне обсуждалась идея использовать новую межконтинентальную ракету не только в военных, но и в научных целях — для покорения космоса. И потому с самого начала работ над Р-7 Сергей Королев и его подчиненные постоянно держали в голове мысль о том, как сделать максимально универсальную ракету-носитель, способную и доставить атомный боеприпас на ту сторону океана, и вывести полезную нагрузку на околоземную орбиту. Ведь это не такие уж и разные задачи: боевые межконтинентальные ракеты рассчитаны на полет на высоте нескольких сот километров, то есть на той же высоте, что и орбитальные объекты.

Важнейшим вопросом, который предстояло решить конструкторам Р-7, был вопрос о принципиальной схеме новой ракеты. Было ясно, что одноступенчатая схема, по которой создавались все предыдущие ракеты ОКБ-1 — Р-1, Р-3 и Р-5 — явно не годится для межконтинентального носителя. Даже самая мощная «пятерка» обеспечивала дальность всего 1200 км — а нужно было почти в семь раз больше! Да и на околоземную орбиту одноступенчатая ракета не могла вывести достаточный груз. Поэтому Королев и его сподвижники остановились на варианте двухступенчатой ракеты, теоретическое обоснование которой еще в 1948 году представил Михаил Тихонравов — один из ведущих специалистов артиллерийского НИИ-4 (нынешний 4-й ЦНИИ Минобороны России, отвечающий за все теоретические работы в сфере ракетно-космического вооружения).

24 июля 1954 года был готов эскизный проект ракеты Р-7, согласно которому двухступенчатая ракета массой 280 т должна была доставлять боеголовку массой 5,4 т на расстояние 8240 км. Когда эскиз был обсужден и одобрен, развернулась работа по разработке чертежей и началу строительства ракеты. Для этого понадобилось создать широчайшую кооперацию самых разных организаций: в общей сложности около 200 научно-технических и исследовательских институтов, КБ и лабораторий, отдельных цехов и целых заводов. Так, собственно конструированием ракеты занималось ОКБ-1 Сергея Королева, которое было и ответственным за всю программу создания «семерки». Двигатели для нее создавались в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко, система управления — в НИИ-885 (нынешний Научно-производственный центр автоматики и приборостроения) во главе с Николаем Пилюгиным. В институте проблем управления АН СССР под управлением Бориса Петрова разрабатывали систему опорожнения баков и синхронизации расхода топлива, за гироскопические приборы системы управления отвечал Виктор Кузнецов — главный конструктор НИИ-944, за системы автоматического подрыва ракеты — работавший в ОКБ-1 Борис Черток, а разработкой систем телеметрических измерений занималось ОКБ МЭИ во главе с Алексеем Богомоловым. И отдельной задачей было создание стартового комплекса: эту работу возложили на ГСКБ «Спецмаш», которым руководил Владимир Бармин.

Кроме того, в связи с созданием принципиально новой системы ракетного вооружения понадобилось создать два новых полигона: тот, с которого можно было бы запускать ракеты и тот, на котором можно было бы принимать их боеголовки, оценивая дальность и точность попадания. Первым полигоном стал Научно-исследовательский испытательный полигон №5 Министерства обороны, который заложили в казахской степи недалеко от станции Тюра-Там — это был будущий космодром Байконур. Постановление о его создании вышло 12 февраля 1955 года, и долгое время он был известен под кодовым именем «Тайга». Вторым полигоном стала Отдельная научно-испытательная станция, сформированная в структуре военного НИИ-4 и в срочном порядке переброшенная на Камчатку — сейчас это полигон РВСН под названием Кура, а тогда он носил кодовое имя «Ангара».

В августе 1956 года сформировали Государственную комиссию по проведению летных испытаний Р-7, а в апреле 1957 года приняли в эксплуатацию НИИП-5 — Байконур. 3 мая на полигон доставили саму ракету, которую два дня спустя уже развернули на пусковом столе. Десять дней ушли на окончательную проверку и тестирование всех систем. Наконец в семь часов вечера 15 мая 1957 года по команде «Старт!» заместитель начальника отдела комплексных испытаний ракет Р-7 инженер-подполковник Евгений Осташев нажал на кнопку пуска ракеты. Она успешно стартовала, но через 98 секунд полета засбоил один из блоков первой ступени, и «семерка», пролетев всего 300 км, упала. Тем не менее даже этот не совсем удачный запуск доказал, что Р-7 вполне пригодна к запускам. 21 августа 1957 года во время третьего запуска ракета полностью пролетела заданное расстояние и донесла боеголовку до полигона Кура, хотя она и разрушилась в воздухе над Камчаткой. А шесть дней спустя СССР объявил о наличии у него межконтинентальной баллистической ракеты — на год раньше, чем США.

Дальнейшая судьба «семерки» оказалась в большей степени мирной, чем военной. В 1960 году ее официально приняли на вооружение, а стартовыми площадками первых баллистических ракет России стали Байконур и Плесецк, который в то время был боевой стартовой площадкой с кодовым именем «Ангара». На вооружении «семерка» и ее преемница — Р-7А — простояли всего 8 лет: слишком уж они были неповоротливыми, слишком много времени уходило на подготовку к старту и слишком недолго можно было держать заправленную ракету на позиции. Зато для космической программы эти особенности Р-7 не были критическими, а ее возможности оказались идеальными. 4 октября 1957 года Р-7, которая в варианте ракеты-носителя получила чуть иную головную часть и название «Спутник», вывела на орбиту первый искусственный спутник Земли, возвестив всему миру о начале космической эры. 19 августа 1960 года она вывела на орбиту корабль «Спутник-5» с Белкой и Стрелкой. 12 апреля 1961 года — корабль «Восток» с первым космонавтом Земли Юрием Гагариным. А дальше были множество запусков ракет с названиями «Спутник», «Луна», «Восток», «Восход», «Молния», «Союз», «Союз-У», «Союз-У2», «Союз-ФГ» и «Союз-2» — и все они были фактически той же Р-7, доработанной, модернизированной и модифицированной, но все равно узнаваемой.

Источник: rusplt.ru
Просмотров: 310 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив