/Поздравляем/

Создание Ижевского оружейного завода

10 июня 1807 года с открытия заводской конторы началась история Ижевского оружейного завода — гордости и славы русского оружия.

Создание Ижевского оружейного завода

Сегодня слово «Калашников» известно, пожалуй, всему миру — и не только как второе имя легендарного семейства русских автоматов или фамилия его создателя Михаила Калашникова, но и как название концерна «Калашников», созданного на базе Ижевского машиностроительного завода. Но известность этого предприятия началась гораздо раньше — тогда, когда его оружие вместе с русской армией доказало всему свету, на что способны русские и в бою, и в труде. А днем рождения завода стало 10 июня 1807 года, когда состоялось торжественное открытие заводской оружейной конторы.

Отцом-основателем завода стал сын сельского дьякона, выпускник Петербургского высшего горного училища Андрей Дерябин. Именно ему выпала непростая задача: найти в Поволжье место для нового оружейного завода, закладкой которого еще в 1800 году озаботился император Павел I. На это ушло полных семь лет. За это время Дерябин успел не только вырасти в должности, став обер-берг-гауптманом, начальником Гороблагодатских, Пермских и Камских заводов, и провести существенную реформу Горного ведомства, но и тщательным образом обследовать наиболее подходящие для строительства нового оружейного завода участки близ Камы, Сивы, Кильмези, Бабки, Чусовой — и речки Иж, притока Камы.

Именно эта речка и стоящий на ней Ижевский железоделательный завод и привлекли наибольшее внимание Андрея Дерябина. Об этом свидетельствует такой факт: в ноябре 1805 года он представил Военной коллегии свои предложения «касательно устроения на Каме оружейного Камско-Ижевского завода». И вдруг годом позже обер-берг-гауптман Дерябин выдвигает идею закладки оружейного завода… при Аннинском заводе на реке Бабке Пермской губернии! Именно под это место он готовит детальный проект строительства, который 6 февраля 1807 года попал на стол императору Александру I. Почему-то именно эта дата — 6 февраля 1807 года — ошибочно считается датой императорского указа о строительстве Ижевского оружейного завода. Между тем никакого указа от этого числа в «Полном собрании законов Российской империи» вообще нет — зато есть именной, данный Сенату царский указ от 20 февраля, озаглавленный «Об умножении оружейных заводов и о дозволении частным заводчикам делать оружия и ставить их в казну». Этот документ имеет особое значение для истории Ижевского завода, и потому его стоит процитировать подробно (орфография оригинала сохранена):

«Приняв в уважение настоящую и будущую потребность в оружии, для снабжения оными Нашей армии и для учреждения запасных Арсеналов, Мы признали нужным умножить оружейные заводы; в следствие чего Повелеваем: 1. Как в 1800 году уже утверждено было завести новый завод около реки Камы в Пермской или Вятской губернии, и Обер-Берг-Гауптман Дерябин, по данному ему поручению, назначив удобное для онаго место на реке Бабке при Аннинском заводе, принадлежащем к числу Пермских заводов, представил планы и сметы всего строения; то держать главных оснований сего предположения, поручить ныне же Обер-Берг-Гауптману Дерябину немедленно осмотреть сие прежде назначенное им место, равно отыскать другия удобные для сего предмета места по рекам Чусовой, Тульве, Сиве, Килмесе и по впадающим в оныя речкам, и сообразить удобности сих мест с удобностями реки Бабки и Аннинского завода. 2. Обер-Берг-Гауптман Дерябин, избрав удобное место для новаго завода, немедленно приступить к устроению онаго, заложив его по планам, сообразным с местным положением и существом дела, так, чтобы сей завод в состоянии был со временем выделывать ежегодно от 50 до 75.000 огнестрельнаго и белаго (холодного. — РП) оружия. <…> 6. В число суммы, изчисленной по предположению Обер-Берг-Гауптмана Дерябина на устроение новаго завода 755.182 рублей 50 копеек, отпустить в распоряжение его половину в нынешнем, а другую в будущем 1808 году; сумму же по прилагаемому к сему штату на жалование чинам, мастеровым и рабочим людям и на прочие, в нем означенные расходы, всего 152.388 рублей 55 ¼ копеек отпускать, начиная с сего числа <…> 12. Дабы заводы сии снабдить оружейными мастерами для обучения данных оным рекрут; то предоставить Обер-Берг-Гауптману Дерябину отыскать вольных сего рода мастеров за такую плату, как он их отыскать может, стараясь преимущественно приглашать их в настоящую службу. Если из находящихся в России отыщется довольнаго числа таковых мастеров, то он может их выписать на том же основании из чужих земель; для каковаго предмета и отпустить ныне же в его распоряжение 15.000 рублей <…> 15. Как по горным заводам имеются заводския Конторы; то на том же основании и правилах и с таковою же зависимостью от Начальника Обер-Берг-Гауптмана Дерябина будет ныне при вновь предположенном заводе и открыта заводская Контора»

Заметим: никакого упоминания ни реки Иж, ни Ижевского железоделательного завода в этом указе нет. Но уже через четыре месяца, 10 июня, открывается заводская контора нового завода, как и предусмотрено указом — и открывается она именно на Иже! Как позднее признавался Андрей Дерябин, «обзор рек и мест для устроения оружейного завода продолжался до половины лета 1807 года, прежде нежели решился я основать его вместе с Ижевским железоделательным». Впрочем, обер-берг-гауптман чуть-чуть лукавит: судя по всему, решение он принял еще весной, когда стал отправлять на Иж завербованных им в соответствии с царским указом отечественных и иностранных мастеров-оружейников.

Что же склонило Дерябина к выбору берегов Ижа? Во-первых, Ижевский железоделательный завод можно было не только использовать как поставщика сырья, но и частично перепрофилировать под выпуск оружия, чтобы не начинать дела на пустом месте. Во-вторых, река Иж и устроенное на ней в 1760 году для заводских нужд водохранилище — Ижевский пруд — обеспечивали достаточный объем воды для работы оружейного завода. Ведь он, как отмечалось в проекте строительства, «требует знатного количества воды для приведения в действие машин тем более, что на сем заводе предполагается по примеру некоторых немецких и английских заводов заваривать стволы под вододействующими молотами и для всех горнов действие мехов учредить посредством водяных колес как для скорейшей работы, так и для облегчения работникам, особливо для ровного притоку воздуху в горны».

История подтвердила справедливость задумок Андрея Дерябина: Ижевский завод быстро стал лидером оружейной отрасли России. Во-первых, от двух главных оружейных заводов России той эпохи — Тульского и Сестрорецкого — Ижевский отличался очень высоким сосредоточением производственных мощностей (решение Дерябина о строительстве рядом с железоделательным заводом полностью оправдалось), а также широкой механизацией и постоянной модернизацией производства. Во-вторых, очень быстро на заводе сложилась очень логичная и простая структура цехового производства: возникли приборная, инструментальная, ствольная, ложевая, замочная мастерские и стальные артели. За счет этого ижевцам уже через семь лет удалось поставить рекорд: выпустив за первые четыре года своего существования всего 2000 ружей, с началом Отечественной войны 1812 года завод резко увеличил объем производства, и к началу наступления 1814 года дал русской армии уже 10 000 ружей! Причем себестоимость их выпуска, благодаря разумной организации работы завода, была в полтора раза ниже, чем на Тульском заводе.

О дальнейшем развитии завода свидетельствуют такие цифры и факты. За первые шесть десятков лет своей работы Ижевский оружейный завод изготовил около 1 миллиона ружей — то есть треть всей продукции оружейных заводов России! В 1893 году Ижевский завод стал основным местом производства новой трехлинейной винтовки системы Сергея Мосина, обойдя в споре за это право не только Сестрорецкий, но и Тульский завод, на котором, собственно, и трудился создатель легендарной «трехлинейки». Три года спустя ижевцы выпускали по тысяче трехлинеек в сутки, и при этом умудрялись еще поставлять полуфабрикаты стволов для них в Сестрорецк и Тулу!

Трехлинейка надолго стала главным детищем Ижевского завода. Именно здесь в 1930 году была проведена ее модернизация, после чего на вооружении РККА появилась «трехлинейная винтовка Мосина образца 1891/1930 годов». Затем ижевцы освоили такие знаменитые образцы советского огнестрельного оружия, как самозарядная винтовка Токарева СВТ-38 и СВТ-30 и пистолета ТТ. А в годы Великой Отечественной войны номенклатура выпускаемого заводом оружия стала просто колоссальной. Помимо собственно трехлинейки, которой завод каждые сутки вооружал по одной стрелковой дивизии, выпуская в день 12 000 винтовок, это были и СВТ, и ТТ, и револьверы Нагана, и противотанковые ружья Дегтярева и Симонова — ПТРД и ПТРС, и авиационные пулеметы УБ-12,7, и авиапушки ШВАК и НС-37… В общей сложности в военные годы Ижевский машиностроительный завод выпустил 11,3 млн. винтовок и карабинов — то есть больше, чем сумели произвести все заводы нацистской Германии, вместе взятые, которые выпустили 10,3 млн стволов такого типа!

В послевоенные годы главную славу «Ижмаша» составили, конечно же, разработанные здесь автоматы семейства АК, создатель которых Михаил Калашников начал работу на заводе в 1948 году — и не прекращал до самой смерти. И не случайно именно бренд «Калашников» в итоге стал именем всего оружейного концерта, возникшего в 2013 году на базе «Ижмаша». Но и имя основателя и первого руководителя Ижевского завода — обер-берг-гауптмана Андрея Дерябина — тоже не забыто. В Ижевске по сей день существует проезд Дерябина, называвшийся прежде Плотинной улицей: здесь к столетию завода в 1907 году открыли первый памятник этому легендарному горному инженеру, а в 1970 году присвоили улице его имя. В Ижевске же, на территории возведенного здесь в 1823 году Александро-Невского собора находится и усыпальница Андрея Демидова: хотя скончался он в далеком Гомеле, упокоиться он пожелал именно здесь, в городе, который стал его славой — и славой всего русского оружия.

Источник: rusplt.ru

Просмотров: 369 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив