/Политика/

Путинское большинство делает погоду

Путинское большинство делает погодуФонд развития гражданского общества изучил политический климат рунета.

За последние два-три года русскоязычный сегмент интернета кардинально изменился: политическую повестку в нем теперь формируют сторонники курса президента. К таким выводам пришли эксперты близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества (ФоРГО). По их прогнозам, в ближайшие годы в онлайн-дискуссии все активнее будут вовлекаться пенсионеры.


Фонд развития гражданского общества (ФоРГО), возглавляемый бывшим начальником управления по внутренней политике администрации президента Константином Костиным, в рамках исследования феномена путинского большинства изучил поведение сторонников президента в рунете.


Эксперты пришли к выводу, что за последние два-три года политические настроения в сети значительно изменились. «Об этом, в частности, говорит проводимый фондом еженедельный анализ мнений в социальных сетях по наиболее резонансным темам общественно-политической повестки. Работа проводится нами уже несколько лет, и мы наблюдаем существенное, если не кардинальное, изменение реакции аудитории на в общем-то схожие информационные поводы», — говорит главный эксперт центра мониторинга и анализа процессов в медиа ФоРГО Станислав Апетьян.


Как отмечают эксперты, на рубеже десятилетий, вплоть до 2012 года, среди экспертов и журналистов доминировало убеждение, что пространство интернета и социальных сетей по определению враждебно власти. Даже родился термин «партия интернета», которая в своих политических взглядах якобы противостоит «партии телевизора». Считалось, что первая в массе своей, пусть и с разных, порой диаметрально противоположных позиций, относится к власти резко критически, вторая в подавляющем большинстве голосует за президента Владимира Путина, премьер-министра Дмитрия Медведева и «Единую Россию».


«Казалось бы, прошло всего несколько лет, но сейчас едва ли хоть кто-нибудь в здравом уме будет воспроизводить этот тезис применительно к нынешним настроениям в интернет-среде, — сообщил "Ленте.ру" Станислав Апетьян. — Сейчас уже нельзя говорить о "партии телевизора" или "партии интернета": человек в сети может быть как сторонником курса президента, так и оппозиционером».


По его словам, оппозиционно настроенные эксперты и активисты успокаивают себя доводами, что все дело в технических манипуляциях, что «во всем виноваты кремлевские боты». «Но и до некоторых из них начинает доходить мысль, что происходящие процессы несколько масштабней и серьезней», — говорит эксперт.

 

ФоРГО в своем исследовательском проекте пытается ответить на вопросы, как произошла данная трансформация, какие факторы оказались решающими и чего можно ожидать в краткосрочном и среднесрочном периоде с точки зрения политического климата в сети.


Эксперты фонда выделяют следующие факторы изменения структуры политических мнений в сети.


За последние восемь лет заметно изменился демографический состав пользователей рунета: доступ в сеть перестал быть игрушкой (или рабочим инструментом) «прогрессивного» относительно молодого населения крупнейших городов страны и превратился в демократичное средство коммуникации фактически всех слоев населения. С 2008-го по 2015 год уровень охвата интернетом в стране вырос с 25 до 65 процентов. Средний возраст российского интернет-пользователя на сегодняшний день составляет около 35 лет, всего на четыре года отставая от среднего возраста по стране в целом.


В ФоРГО отмечают, что в конце прошлого десятилетия этот массовый пользователь больше делал статистику, чем активно присутствовал в сети. В лучшем случае речь шла о крупнейших социальных сетях «Вконтакте» и «Одноклассники». А в текущем десятилетии все эти люди в полной мере освоились в интернет-пространстве и совершили экспансию в том числе на те площадки, где формируется политическая повестка — в Facebook и Twitter.


По мнению экспертов ФоРГО, «партия телевизора» пришла в сеть «с уже сложившейся системой политических координат, не говоря уже о базовых идеологических установках, которые оказались гораздо более консервативными, чем то, что могли предложить им противники действующей власти». Поэтому представителям несистемной оппозиции не удалось вовлечь эту массовую аудиторию в орбиту своего политического влияния.


Массовый консервативно настроенный пользователь из того самого путинского большинства, влившись в социальные сети, не оказался там в идеологическом и политическом одиночестве. К 2011-2013 годам сформировалась система консервативных «медиаторов», то есть лидеров мнений, занимающихся профессиональным производством политического контента.


Медиаторов эксперты делят на два типа. Медиаторы первого уровня — это те, кто сформировал свой медийный вес вне интернета (например, журналист Владимир Соловьев). Медиаторы второго уровня — лидеры мнений с несколько меньшей аудиторией, сделавшие себе имя в онлайне.


«К 2013 году вся эта довольно сложная сетевая (в обоих смыслах слова) инфраструктура уже полностью сложилась, причем как естественным образом, так и с участием заинтересованных политических групп», — говорится в исследовании ФоРГО. По мнению экспертов, точно так же как протесты 2011-2012 годов повлияли на консолидацию и мобилизацию электората Владимира Путина на последних президентских выборах, так они сыграли значительную роль и в формировании и систематизации пропутинской сетевой экосистемы.


Не могли в ФоРГО не отметить и «резкую мобилизацию путинского большинства в социальных сетях», которая наблюдалась в начале 2014 года как реакция на государственный переворот на Украине и последовавшее за этим возвращение Крыма в состав РФ.


По мнению экспертов, эти события спровоцировали молчаливых и аполитичных пользователей на высказывание своей политической позиции. «Произошел резкий рост политизации ранее фактически аморфных в политическом плане массовых социальных сетей "Вконтакте" и "Одноклассники", где появились сотни различных сообществ патриотической направленности, многие из которых очень быстро набрали аудиторию в десятки и сотни тысяч пользователей», — говорится в исследовании.


Немало пользователей после этого уже постоянно участвуют в политических дискуссиях, в том числе по исключительно внутриполитическим информационным поводам. Более того, многие мигрировали на наиболее политизированные площадки Facebook и Twitter, обеспечив за последние полтора года существенный рост аудитории патриотических медиаторов и лидеров мнений.


В ФоРГО делают вывод, что политические настроения в сети больше не «вещь в себе» и отражают ситуацию во всем обществе. Динамика изменения этих настроений теперь почти полностью зависит от того, как меняются общественные установки и мнения, фиксируемые, к примеру, национальными социологическими службами.


По прогнозам экспертов, в ближайшие два-три года процесс вовлечения массовой аудитории в социальные сети продолжится. И сильнее всего затронет старшую возрастную категорию пользователей — людей предпенсионного и пенсионного возраста, многие из которых уже имеют доступ к сети. Постепенно они присоединятся к общественно-политическим дискуссиям в социальных медиа.


В фонде прогнозируют, что к президентским выборам 2018 года не только социальные сети будут влиять на политические настроения широких слоев населения, но и базовые политические установки большинства граждан будут определять политический климат социальных сетей.


То, что теперь как сторонники курса президента, так и его противники сосуществуют в едином коммуникационном пространстве, отмечает и президент Института региональных проектов и законодательства, бывший депутат Госдумы Борис Надеждин.

«Раньше в сети была самая образованная и немногочисленная часть населения, соцсети были не так развиты, как сейчас. Большую роль здесь играет технический прогресс, и сторонники курса президента в интернете побеждают чисто математически», — говорит он. По словам Надеждина, меняется и телеаудитория: среди своих студентов он не нашел ни одного, кто смотрел бы телевизор.

В то же время председатель комиссии Общественной палаты по развитию информационного общества Дмитрий Бирюков подчеркивает, что для пенсионеров пресса и ТВ по-прежнему важнее, чем интернет. И среди людей среднего возраста много тех, кто воздерживается от ведения политических дискуссий в сети.

«Мы проводили в Москве опрос среди людей старше 35 лет и выявили, что 80 процентов респондентов читают газеты, а в интернете получают лишь справочную информацию», — говорит Бирюков.

В среду, 6 мая, Фонд развития гражданского общества представит новую долгосрочную исследовательскую программу по изучению путинского большинства.Автор термина «путинское большинство», политолог Глеб Павловский, ввел его в политический оборот накануне выборов 1999 года.

Под ним авторами проекта движения «Единство» понималась вещь сугубо технологическая — достижение в Госдуме после выборов в нижнюю палату парламента комфортного для правительства и, соответственно, бывшего тогда его председателем Владимира Путина, большинства. С выдвижением Путина в качестве кандидата в президенты в 2000 году под «путинским большинством» подразумевают уже избирателей Владимира Путина, и шире — всю базу поддержки власти и президента.

Дина Ушакова

LENTA.RU

Просмотров: 1 001 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив