/Политика/

Ангела Меркель: «Я, как канцлер Германии, склоняюсь перед миллионами жертв»

Ангела Меркель: «Я, как канцлер Германии, склоняюсь перед миллионами жертв»Встреча Путина и Меркель прошла с чувством вины.

Почти весь День Победы Владимир Путин провел бок о бок с председателем КНР Си Цзиньпинем. И даже праздничный концерт на Красной площади, на котором лидеры России и Китая снова сидели рядом, включал в себя китайские мотивы. Но уже на следующий день внешняя политика России развернулась с Востока на Запад. В Москву прилетела канцлер ФРГ Ангела Меркель. Переговоры с ней завершили четырехдневный марафон из международных встреч российского президента. С 7 мая в Кремль, один за одним, приходили лидеры стран СНГ и ЕАЭС, Кубы, Монголии, Китая, Индии, Вьетнама, Чехии, ЮАР, а также генсек ООН. Но самое интересное и неожиданное случится после. И не в Москве, а в Сочи.


На Параде Победы канцлера ФРГ не было. Но немецкая дипломатия делала все, чтобы заверить — в Берлине придают особое значение 70-летию окончания Второй мировой войны. Посол Германии в России Рюдигер фон Фрич подчеркивал, что войну «развязали немцы» и «ни одна страна не потеряла больше людей, солдат и гражданских лиц, чем Советский Союз». Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в Волгограде от имени своей страны просил прощения «за те неизмеримые страдания, которые немцы принесли сюда и во все те части бывшего СССР, которые сегодня относятся к Украине и Белоруссии». Да и сама канцлер заявляла, что ее поездка 10 мая — важное событие вне зависимости от разногласий с Кремлем по поводу украинского кризиса.


Когда самолет Ангелы Меркель приземлялся в аэропорту Внуково, Владимир Путин завершал встречу с президентом Зимбабве Робертом Мугабе. Это была необычная встреча. 91-летний африканский лидер, с 1980 года возглавляющий одну из беднейших стран мира, казалось, очень хотел поддержать пригласившего его российского президента. Мугабе назвал себя соратником Путина по борьбе с санкциями западных стран. И даже обрисовал «империалистическую пирамиду», вершиной которой, по его мнению, являются США, а за ними следует Европа. Из слов Мугабе выходило, что «Россия сумела выстоять перед натиском Соединенных Штатов», и потому президенту Африканской республики было так приятно присутствовать на Параде — словно при возрождении России.


К Вечному огню машина Владимира Путина прибыла первой. Фрау, с уже подаренным ей букетом цветов в руках, приехала чуть позже. Канцлер выглядела такой уставшей, словно это не Путин, а она провела четырехдневный марафон из международных встреч и переговоров. Московское солнце палило нещадно, звучал траурный марш. Путин и Меркель поправили ленточки на огромных венках. Несколько парадных расчетов промаршировали перед ними. Так что можно считать, Меркель парад увидела воочию. Хотя бы частично. Кстати, георгиевской ленточки на черном пиджаке канцлера не было.


В Кремль они прошли пешком, по пути даже успели сфотографироваться с туристами. Вообще-то Манеж и Красная площадь были закрыты на вход, но по Кремлю бродили иностранные гости, фотографировали Царь-колокол и Царь-пушку. А заодно и российского президента.


Это была их первая личная встреча после минской «жесткой ночи», как назвала ее Меркель. И первая за несколько последних лет пресс-конференция для журналистов. До этого звучали лишь совместные заявления. Примечательный момент: сначала журналистам объявили, что возможности пообщаться с лидерами не будет, затем разрешили задать два вопроса, но в итоге прозвучало целых пять.


И еще один примечательный момент. В своем заявлении для прессы Владимир Путин больше говорил об экономике, нежели о политике. Предприниматели, на взгляд Путина, люди прагматичные, поэтому они не уходят с российского рынка. А деловые круги ФРГ, по его данным, выступают за снятие санкций. В России действует более 6000 немецких компаний, а общий объем накопленных немецких инвестиций в российскую экономику превышает 21 миллиард долларов. Поэтому спад товарооборота (уже на 35% в этом году) никому ни в России, ни в Германии не нужен, уверен Путин.


Как уверен он и в другом: успех урегулирования на Донбассе зависит, прежде всего, от руководства Украины. «Будем оказывать все имеющееся у нас влияние на руководство Донецка и Луганска с тем, чтобы процесс мирного урегулирования шел нужными темпами и с нужным качеством», — пообещал президент России.

Но на этом тема украинского кризиса не была исчерпана. Отвечая на вопросы журналистов, Путин, как уже не раз это делал ранее, призвал к общим стандартам оценки конфликтных ситуаций в мире, а не к использованию «права сильного» и «права кулака».


«Вот смотрите на Йемен, — предложил он. — Там произошел переворот, президент отказался от власти. Теперь другие страны силой оружия хотят вернуть его назад. А на Украине — наоборот. Каких только ругательств не было в адрес Януковича! И какой только поддержки мы не увидели в отношении тех, кто совершал этот переворот».

Фрау Меркель об экономике не говорила вовсе. Ее заявление касалось больше исторических событий. Она объяснила свой приезд: в непростой для российско-германских отношений ситуации, ей было важно почтить память миллионов погибших и показать, что она работает не против России, а вместе с ней.


«Я хочу сказать русскому народу, что склоняюсь перед ним за миллионы жертв, — говорила фрау Меркель. — На долю Советского Союза пришлась большая часть жертв. Велась война на уничтожение. При этом я думаю о жителях блокадного Ленинграда, погибших от голода и изнеможения, о миллионах мирных граждан, подвергшихся истязаниям и убитых, об узниках концлагерей и военнопленных, о тактике выжженной земли, когда Вермахтом и СС были буквально стерты с лица земли бесчисленные деревни и города».


Она благодарила русских за то, что они совместно с западными союзниками освободили Берлин и Германию. Об исторической ответственности и вине Меркель повторяла еще несколько раз. Берлин признает, заверила она, что решающую роль сыграла Красная армия. Но оговаривалась: «аннексия Крыма, которая была осуществлена в обход международного права, и военные действия на Украине» нанесли ущерб отношениям двух стран.


Меркель, конечно, сделала заявление и по Украине. Суверенитет и территориальная целостность этой страны должны быть восстановлены, уверена канцлер Германии. Она призывала к дальнейшей работе по урегулированию ситуации и заявила, что необходимо найти мирное решение — «у нас ничего другого и нет». И заметила, что в этот день со стороны России она почувствовала готовность продолжать эту работу.


Журналисты вернули лидеров к вопросам истории, задав вопрос, о котором можно рассуждать часами. Они попросили оценить пакт Молотова-Риббентропа и поинтересовались, как преодолеть страх (имелся в виду страх Украины, Грузии и стран Балтии перед Россией).


«Что касается избавления от страха, — задумался Путин. — Это еще и внутреннее состояние тех, кто боится. Нужно все-таки сделать шаг вперед, не жить фобиями прошлого, а смотреть в будущее». Смысл заключения пакта Путин видит в «обеспечении безопасности Советского союза. При этом Польша оказалась «жертвой той политики, которую и сама пыталась проводить в Европе», пытаясь аннексировать часть чешской территории. Меркель же, говоря о пакте, заявила, что это было сделано «на противоправной основе».


«Тем не менее, конечно, Вторая мировая война исходила от национал-социалистской Германии, и мы, Германия, несем на себе за это ответственность», — вновь и вновь повторяла Меркель.


Наконец прозвучал давно витающий в воздухе вопрос: Германия, с которой воевал Советский Союз, приехала, а союзники — нет. «В глубине души Вы все‑таки должны таить обиду, так ли это?» — спросили у Путина. При слове «обида» он заметно усмехнулся. И поправил задававшего вопрос: «Наша страна воевала не с Германией, она воевала с нацистской Германией. С Германией, которая сама стала первой жертвой нацистского режима».


Об обиде он ничего не сказал, но заметил, что «вопросы текущей политической конъюнктуры все‑таки являются менее важными, чем вещи фундаментального характера».

Оказывается, на торжественном приеме в честь 70-летия Победы, куда пригласили ветеранов, к Путину подходили ветераны из США, Великобритании и Польши и благодарили его (а точнее, конечно, русский народ в его лице) за все, что было сделано в ходе войны.Дальнейшая встреча президента России и канцлера Германии прошла не по плану. Изначально предполагался провести рабочий обед, однако вместо него лидеры сели за стол переговоров. Обедать они отправились только после пресс-конференции. И если для Путина такой темп уже привычен, Меркель выглядела все более и более уставшей.

Поздно вечером их пути разошлись. Меркель вернулась в Берлин, где 13 мая встретится с президентом Украины Петром Порошенко. А Владимир Путин улетел в Сочи. Он взял себе один выходной. Но уже 12 мая президенту России, вероятно, предстоят сложные переговоры. Госсекретарь США Джон Керри планирует посетить Черноморское побережье. Сначала он проведет переговоры с главой российского МИД Сергеем Лавровым, а на следующий день, возможно, и с президентом России.


Татьяна Меликян,

Lenta.ru 

Фото:

Сергей Мамонтов / ТАСС

Просмотров: 1 791 Комментариев: 1
  1. Роман111 12.05.2015 11:09 Ответить
    Путин конечно хорошо сказал ...
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив