/Поздравляем/

Битва у реки Валерик

23 июля 1840 года русские солдаты разбили крупный отряд войск имама Шамиля у реки Валерик.

Это сражение было одним из множества в ходе Кавказской войны, длившейся почти полвека. Но благодаря поэтическому гению Михаила Юрьевича Лермонтова бой у реки Валерик обрел широкую известность, навсегда войдя в русскую историю и литературу. Ведь поручик Тенгинского пехотного полка Лермонтов не только участвовал в том сражении, но и проявил 23 июля (11 июля по старому стилю) 1840 года немалое мужество, присущее настоящему русскому воину.

В том бою столкнулись отряды русского генерала Аполлона Васильевича Галафеева и одного из ближайших сподвижников имама Шамиля, «наиба» Ахбердила Мухаммеда. Генерал Галафеев был опытным военным, участником войны 1812 года. Его отряд 18 июля 1840 года выступил из крепости Грозная (ныне город Грозный), чтобы выйти в район чеченского селения Ачхой-Мартан и, соединившись с другим русским отрядом, шедшим с территории Ингушетии, подавить восстания на юге Чечни.

Путь русского отряда пролегал по заросшим лесом горам, и, прежде чем пройти в Ачхой, необходимо было форсировать речку Валерик. Ее заросшие густым лесом берега были очень удобны для обороны, чем и поспешил воспользоваться наиб Ахбердил, укрепившийся здесь с 6 тыс. чеченских бойцов.

Отряд генерала Галафеева насчитывал 2 тыс. пехотинцев, около 1,4 тыс. донских и терских казаков и 14 пушек. Противник засел за завалами из деревьев на противоположном обрывистом берегу. Русским солдатам пришлось атаковать позиции чеченцев, переходя горную реку вброд под ружейным огнем.

Среди атаковавших противника в первых рядах был и поручик Лермонтов. Ему было поручено опаснейшее задание — поддерживать связь между передовой колонной штурмующих и штабом генерала Галафеева. Позднее поэт так описал сражение:

И два часа в струях потока

Бой длился. Резались жестоко

Как звери, молча, с грудью грудь,

Ручей телами запрудили.

Хотел воды я зачерпнуть...

(И зной и битва утомили

Меня), но мутная волна

Была тепла, была красна.

Через два часа перестрелки и рукопашной русские солдаты выбили противника из завалов на берегу реки Валерик, но схватки в лесной чаще продолжались в общей сложности шесть часов. Предводитель чеченцев наиб Ахбердил был ранен и начал отступать, за ним бежали и все чеченцы.

На поле боя русские насчитали более 150 трупов противника, но часть погибших чеченцы унесли с собой, а многие трупы просто не нашли в лесных завалах. Русские потери составили 79 убитых и пропавших без вести, а также свыше двух сотен раненых.

Наши солдаты еще со времен Суворова и битв с Наполеоном назвали бои и сражения простым словом «дело», а особо жестокие рукопашные схватки именовали «потехой». И поручик Лермонтов так описывал «дело» у реки Валерик — уже не в стихах, а в прозе — в письме одному из своих друзей: «У нас были каждый день дела, и одно довольно жаркое, которое продолжалось 6 часов сряду. Нас было всего 2000 пехоты, а их до 6 тысяч; и всё время дрались штыками. У нас убыло 30 офицеров и до 300 рядовых, а их 600 тел осталось на месте… Вообрази себе, что в овраге, где была потеха, час после дела еще пахло кровью».

В стихах же поэт так описал конец сражения и продолжение бесконечной войны:

Уже затихло все; тела

Стащили в кучу; кровь текла

Струею дымной по каменьям,

Ее тяжелым испареньем

Был полон воздух. Генерал

Сидел в тени на барабане

И донесенья принимал.

Окрестный лес, как бы в тумане,

Синел в дыму пороховом.

А там вдали грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы — и Казбек

Сверкал главой остроконечной.

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем?

Галуб прервал мое мечтанье,

Ударив по плечу. Он был

Кунак мой: я его спросил,

Как месту этому названье?

Он отвечал мне: Валерик,

А перевесть на ваш язык,

Так будет речка смерти: верно,

Дано старинными людьми.

— А сколько их дралось примерно

Сегодня? — Тысяч до семи.

— А много горцы потеряли?

— Как знать? — зачем вы не считали!

Да! будет, кто-то тут сказал,

Им в память этот день кровавый!

Чеченец посмотрел лукаво

И головою покачал…

Личную храбрость Лермонтова оценило командование, в официальных военных сводках о поэте сказано следующее: «Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов, во время штурма неприятельских завалов на реке Валерик, имел поручение наблюдать за действиями передовой штурмовой колонны и уведомлять начальника отряда об ее успехах, что было сопряжено с величайшею для него опасностью от неприятеля, скрывавшегося в лесу за деревьями и кустами. Но офицер этот, несмотря ни на какие опасности, исполнил возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших солдат ворвался в неприятельские завалы».

Победа у реки Валерик позволила русскому отряду генерала Галафеева быстро выйти в район Ачхой-Мартана. Здесь мятежные чеченские селения были уверены, что русские не смогут пройти за Валерик, и не успели эвакуироваться в горы. Неожиданное появление русских способствовало смятению в рядах повстанцев Шамиля, существенно осложнив его действия против наших войск. Но война на Кавказе продолжалась еще долго, как и предсказывал храбрый поэт Михаил Лермонтов в своих стихах, написанных по итогам боя 23 июля 1840 года.

Источник: rusplt.ru

Просмотров: 265 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив