/Наши колумнисты/

Букша: Когда ребенка отпускать одного из дома и как научить его самостоятельности

Если вам больше 25 лет, то, вероятно, до года вы сидели в манеже, зато уже в 5 лет без присмотра играли во дворе, а в 10 могли ездить в кружки на метро и возвращаться домой в сумерки. Теперь все наоборот. Полугодовалых смело спускают на пол исследовать мир, но логичного продолжения не следует: квартиры стали безопаснее, а улица — наоборот. Какие родительские страхи оправданы, а какие нет, и когда пора отпустить своего ребенка в большой мир — разбиралась Ксения Букша. Ей дальше слово:

 

-В третьем классе, где учится мой сын, большинство детей не ходят самостоятельно в школу и из школы, а на автобусе ездит, кажется, один только мой (маршрут очень простой, улицы людные, дороги переходить не надо). Если все пойдет своим чередом, то, возможно, скоро мы приблизимся к стандартам США и Израиля, где вообще запрещено оставлять детей до 12 лет одних. Я не думаю, что это плохо, ведь детство в наше время удлинилось, а самостоятельные прогулки и поездки по городу вполне возможно освоить и в 13, и в 15 лет. Однако нам, родителям, нужно хорошо представлять себе, что это такое — самостоятельное перемещение детей в пространстве, зачем оно нужно, какие опасности более вероятны, а какие менее, и сделать выбор, руководствуясь здравым смыслом. Ведь выход в самостоятельность все равно должен происходить постепенно. Невозможно долгое время водить за руку, а потом сразу отпустить на все четыре стороны. И лучше в этом процессе опираться на потребности ребенка, а не на свои страхи — пусть даже обоснованные.

                                                                                                                         Первые шаги

Когда начинать? Очевидно, тогда, когда ребенок готов и хочет этого сам. Он уже остается дома один на пару часов. Может подождать у магазина, пока мама делает покупки: «посторожить» собаку или коляску со спящей сестрой. Добежать домой от машины, припаркованной рядом с тротуаром.

Следующий этап — маленькие поручения: например, если на первом этаже дома есть магазин, ребенку вполне можно поручить иногда делать там элементарные покупки.

 

С собой у ребенка: простой мобильник, ключи, небольшая сумма денег и четкие инструкции — правило «нет»

Тренируем их сразу, при первом же самостоятельном попадании ребенка на улицу. Эти правила известны: если с тобой кто-то заговорил, не поддерживай разговор, даже если это женщина или ребенок; не приближайся к посторонним, внимательно смотри по сторонам, заходя в подъезд, оглядывайся и так далее. Много раз перепроверим, понимает ли ребенок, что преступник может схитрить — «за углом ждет мама», — и что ради безопасности можно визжать, кусаться и вести себя плохо.

Кроме маленьких поручений, мы можем разрешать, например, во время прогулок обходить дом или квартал с другой стороны — так, чтобы он какое-то время шел сам. Оставлять на детской площадке неподалеку от магазина уже на 10-15 минут. Если нам тревожно, мы можем первое время понаблюдать за ним издали. Никуда не отлучился, справился? Отлично. Ребенок получает первый важный опыт самостоятельности на улице.

                                                                                                                             Через дорогу

Главная угроза для ребенка на улице — не маньяк-педофил, а машины. Мы должны быть уверены, что ему по силам безопасно себя вести среди уличного движения. Если ребенку уже исполнилось восемь, весьма вероятно, что он уже готов ходить один — все зависит от сложности дороги и уровня его сознательности. И, конечно, перед этим надо хорошенько потренироваться. Научиться ходить по городу, если тебя всегда водят за руку, невозможно. Сначала ходим вместе, но обращая внимание ребенка на все подробности: вот загорелся зеленый свет, мы смотрим налево, теперь идем, теперь направо. Здесь машины могут поворачивать — они должны тебя пропустить, но бывают водители-лихачи, поэтому надо быть начеку. Следующий этап: он переходит дороги, мы смотрим. Потом (предупредив ребенка, не втайне от него) идем за ним в 30-50 метрах, чтобы проверить, как он справляется с задачей.

 

Затем разрешаем ему пройти полдороги до школы и позвонить из вестибюля. Маршрут давно знаком, тактика отработана — ребенок готов проделать весь путь самостоятельно

Так как способность адекватно оценивать расстояние до движущейся машины созревает не раньше чем к 14-17 годам, нерегулируемые перекрестки с интенсивным движением — не для детей. Ребенок ходит только по светофору, даже если приходится делать крюк, и только на зеленый свет, да еще и убедившись дополнительно, что водители не пытаются проскочить. Через оживленные дороги он должен ходить «в тени» других пешеходов, не спешить и не перебегать в последний момент. Особенное внимание надо обратить на боковые выезды, подворотни и дворы, научить замедлять шаг на подходе к ним и заглядывать — не едет ли машина. Если по утрам темно, можно нашить на одежду светоотражающие полоски.

                                                                                                                             «Плохие люди»

Есть две мрачные фразы, которые современный родитель нередко произносит не задумываясь. Вот они: «Если что-то случится, я себе не прощу». И вторая: «Сейчас очень много плохих людей». Разберем эти фразы без предубеждения. Первая из них основана на иллюзии контроля над обстоятельствами. На деле подавляющее большинство несчастных случаев происходит с детьми именно в присутствии родителей. Дети беззвучно тонут в трех метрах от внимательных мам, на них падают сосульки, когда они идут за руку с бабушками, попадают в автокатастрофы на машинах, которые ведут их ближайшие родственники. Суть в том, что риски не слишком зависят от того, близко мы или далеко. Вторая фраза — о маньяках-педофилах и о том, что дети пропадают. Это действительно так, и плохие люди на самом деле существуют. Однако только 7% от всех пропавших в Петербурге детей стали жертвами криминала. Причем надо учесть, что в эти 7% жертв криминала входят и подростки старше 14, которых все равно дома не удержишь.

 

И еще: лишь крайне малая часть детей пропадала по дороге в школу или из школы. Основная часть пропавших — беглецы от родителей и из детдомов, потерявшиеся малыши, не знающие своего адреса, и безнадзорные дети

Ребенок, который движется целенаправленно, — не самая удобная жертва, особенно на людной улице. Разумеется, бывает всякое, и нам страшно подумать, что «такое» может произойти именно с нашим ребенком. Но этот страх скорее экзистенциальный. В самом деле, маленький мальчик или девочка — как крошечный атом в большом городе. Где гарантия, что он дойдет до школы? Нашему родительскому сердцу не важно, какова степень опасности, потому что ребенок бесконечно дорог. Нам просто страшно! Нам и должно быть страшно. Но страх не должен мешать нам отпускать ребенка от себя в той степени, в которой он к этому уже готов.

В реальности риск нарваться на криминал у школьника, целенаправленно идущего по людной улице, невысок, и мы можем его дополнительно снизить. Следует постоянно повторять с ребенком «правила «нет», добавив к ним еще одно: не отклоняйся от маршрута — прямиком в школу и строго домой. Ребенок знает свой адрес, телефон родителя, всегда имеет с собой заряженный мобильник, на котором достаточно денег. Возможно, для родительского спокойствия стоит поначалу созваниваться через каждые несколько минут. Приняв эти меры, мы можем быть уверены, что сделали для безопасности нашего ребенка все.

                                                                                                                              «Он у меня такой...»

Нередко родители просто не верят своему ребенку. Не верят, что он сориентируется, не потеряется, не уйдет куда не надо. Что не упадет в люк (кстати, статистика говорит о том, что это вполне реальная опасность), а есть еще сосульки, бродячие собаки, на улице скользко, ну и менее страшное — дитя может потерять рюкзак и сменку, не надеть шапку, да мало ли что еще.

 И коронное: «Он забудет мне позвонить и не услышит, как я ему звоню, и я сойду с ума от страха». Не будем смеяться — и правда же поседеть можно прежде времени

«Пойдет куда-нибудь и утонет в речке» — тоже реальные случаи. Дети шли вместе из школы и проваливались под лед — бывало не раз, особенно в сельской местности. Всего не предусмотришь. Лучше оценим реальные качества своего ребенка и актуальные именно для него опасности. Скажем, пугливая, стеснительная третьеклассница никогда не попрется на лед реки, но запросто может проехать свою остановку и растеряться до слез. Значит, ее надо натренировать на трудные для нее ситуации, вместе проговорить — что делать. Витающий в облаках юноша действительно способен посеять мобильник; значит, вешаем его на шею и опять же тренируемся созваниваться «на суше»: например, когда он дома, а вы ушли по делам. Пусть ставит напоминалки. Возьмем, наконец, телефоны у учительницы, одноклассника, соседки, тренера и сможем в случае чего убедиться, что «роднуля уже на месте».

Расторможенный и активный школьник готов рвануть навстречу приключениям? Обеспечим ему приключения в свободное время и под контролем, и объясним предельно доходчиво, что по дороге из школы — никуда, никогда и ни с кем. О люках и сосульках говорить нужно со всеми, да и самим нелишне обращать на них внимание. Ну а «опасности» вроде забытого рюкзака или простуды... Что ж, жизненный опыт — штука все-таки не бесплатная! И такую относительно скромную цену мы заплатить готовы.

 

 

Информация http://mel.fm/2015

 

 

 

Просмотров: 596 Комментариев: 0
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив